December 5th, 2008

Вечная память!


Не знаю кому как, а  для меня кончина Святейшего Патриарха, как кончина родственника и притом близкого. Он стал Патриархом в 1990 году. Как раз тогда я служил срочную службу в Сергиевом Посаде (тогда Загорске). Невоцерковлен был абсолютно. Но там в увольнениях, начал ходить в Лавру. Мне там нравилось, мне там было хорошо. Хотя ходил в военной форме, а на выходе патруль таких как я отлавливал и переписывал еще. Это потом было много чего: много прочитанной литературы, много молитв, причащений. Было венчание, было много отпеваний, было крещение ребенка.  Были молитвы на Святой Земле: в Храме гроба Господня, на горе Фавор в день Преображения, в Гефсиманском храме в день Успения Пресвятой Богородицы. Были молитвы во всех русских Лаврах, многих монастырях, православных храмах в Чехии, Италии, Румынии, Греции и еще много где. Была молитва на вершине Святой горы Синай.  И на каждом богослужении в ектенье поминали Патриарха и молились о его здравии.В последнее время, когда очевидны стали проблемы Святейшего со здоровьем с особым усердием молили Господа послать Патриарху здоровья. Один раз пришлось видеть его, в Московском Кремле на Рождество позапрошлого года, по выходу Патриарха из Успенского Собора, он благословил всех собравшихся, сел в машину и уехал. Запомнился такой живой штришок: крест на куколе (головном уборе Патриарха) мешал ему размещаться в автомобиле (по высоте не проходил), поэтому его сделали складным: когда Патриарх садился в машину крест он прижимал к куколю отработанным движением. 
Одно из главных отличий Православия от католичества отрицание догмата непогрешимости папы. Глава нашей Церкви обычный, грешный человек и в этом плане Православие, конечно, демократичнее католичества. Наша Церковь - это наша семья и в семье этой сегодня горе. Но христианство, а особенно Православие, всегда воспринимает смерть через призму (и надежду) личного спасения и Воскресения.
Поэтому и звучат сегодня в православных храмах светлые молитвы:

 Помяни, Господи Боже наш, в вере и надежди живота вечнаго преставльшагося раба Твоего, брата нашего Алексия, и яко Благ и Человеколюбец, отпущаяй грехи, и потребляяй неправды, ослаби, остави и прости вся вольная его согрешения и невольная, избави его вечныя муки и огня геенскаго, и даруй ему причастие и наслаждение вечных Твоих благих, уготованных любящым Тя: аще бо и согреши, но не отступи от Тебе, и несумненно во Отца и Сына и Святаго Духа, Бога Тя в Троице славимаго, верова, и Единицу в Троице и Троицу во Единстве, православно даже до последняго своего издыхания исповеда. Темже милостив тому буди, и веру, яже в Тя вместо дел вмени, и со святыми Твоими яко Щедр упокой: несть бо человека, иже поживет и не согрешит. Но Ты Един еси кроме всякаго греха, и правда Твоя, правда во веки, и Ты еси Един Бог милостей и щедрот, и человеколюбия, и Тебе славу возсылаем Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь. 

Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная.

      Сам Един еси Безсмертный, сотворивый и создавый человека: земнии убо от земли создахомся и в землю туюжде пойдем, якоже повелел еси, Создавый мя, и рекий ми: яко земля еси и в землю отъидеши, аможе вей человецы пойдем, надгробное рыдание творяще песнь: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа.
      Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем.
      Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.
      Господи, помилуй, Господи помилуй, Господи помилуй, благослови.
      Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас. Аминь.
      Во блаженном успении, вечный покой подаждь. Господи, усопшему рабу Твоему Алексию и сотвори ему вечную память.
      Вечная память, Вечная память, Вечная память.
      Душа его во благих водворится, и память его в род и род.