February 21st, 2009

К 23 февраля. Памятник Дыбенко в Брянске.

Удивительно и мне минус, но я не знал, что в городе Брянске есть памятник Павлу Ефимовичу Дыбенко. В центре, но немножко в стороне от транспортного траффика, рядом с бассейном РОСТО, недалеко от железнодорожного вокзала. Про Фокина я уже писал, а этот мой землячок познаменитей будет. Это  тот самый  балтийский  матрос, возглавивший Центробалт (совет матросских депутатов Балтийского флота), а до того, просидевший всю войну в Гельсингфорсе, за исключением эпизода, когда его в составе морского батальона послали на помощь, истекающей кровью Риге. Там он отличился, конечно: отказался участвовать в боях и агитировал за это личный состав батальона и заодно 45-го Сибирского полка. Но звездный час его: октябрь 1917 года. Из грязи в князи: за месяц от избитого в "Крестах", не подчиняющегося власти матроса в морские министры (он стал наркомом по морским делам).  Тут 2 фактора помогли ему : пацанский  авторитет в среде матросов-беспредельщиков и выгодная по тем временам  любовница и покровительница - большевичка Коллонтай. Что же еще на счету Дыбенко, человека памятник которому стоит сейчас в центре русского полумиллионного города: 
-  расстрелы русских морских офицеров в Гельсингфорсе в марте 1917 года
- расстрел мирной демонстрации в Петрограде в день открытия Учредительного собрания
- после 23 февраля 1918 года позорно бежал, разгромленный немцами с позиций в Ямбурге под Нарвой. За сдачу Нарвы, бегство с позиций, отказ подчиняться командованию боевого участка, за развал дисциплины и поощрение пьянства в боевой обстановке и за преступления по должности Дыбенко был отстранен от командования флотом и исключен из партии
- в марте-апреле 1918 был героем такой  эпопеи: Троцкий хотел показательного суда над ним и казни. Но его спасла Коллонтай. Зинаида Гиппиус ехидничала об этом так: "Да тут же еще Крыленко пошел на Дыбенку, а Дыбенко на Крыленку, друг друга хотят арестовать, а жена Дыбенки - Коллонтай - тоже отставная и где-то тут путается"
- опасаясь ареста и расстрела возглавляет Самарскую анархистскую республику и выступает против большевиков, обвиняя Ленина в связях с немцами. Затем, бросив восставших уехал в Москву, покаялся перед Лениным - за что ему сохранили жизнь
-  расстрелы на Украине и в Крыму в 1919 году
- расстрелы в  Кронштадте в 1921 году
- расстрелы тамбовских крестьян и членов их семей в процессе борьбы с "тамбовской Вандеей" в 1921 году
Вот такой деятель заслужил памятника оказывается.
И в заключении, 2 фрагментика из его (хотя вряд ли сам писал, сам он больше по водке и юбкам был специалист) книжки "Революционные балтийцы": "Коллонтай, покрывая выкрики, пытается убедительно доказать, что военный заем, хотя и заем свободы, но на деле это заем для обслуживания империалистических замысловВременного правительства. Кончила. Похлопали ей..."
ЕВПОЧЯ, разумеется...
Второй фрагмент о разгоне Учредительного собрания. Оцените, как витиевато матрос Дыбенко рассуждает: "Эти чудаки еще верили, что в пролетарском центре, в Петрограде, возможно существование и возрождение власти из суррогата трудовых масс, из всех живых (фактически мертвых) сил страны".