September 7th, 2010

Расстрел комбата

Большое спасибо военному журналисту Анатолию Лукашову за наводку на тему.
Вначале партизанское фото:



На снимке слева направо руководство 1-ой Клетнянской партизанской бригадой: командир 1 полка Игнат Яшин, командир бригады Федор Данченков, комиссар бригады Илья Гайдуков, начальник штаба бригады Григорий Антонов, командир 2 полка Евгений Романов.

А теперь фрагмент из мемуаров Федора Данченкова, опубликованных в 1988 году под названием "Особое поручение". То есть второй слева на этом фото рассказывает о крайнем справа. О Евгении Романове. Так как у командира вызвал подозрение тот факт, что Романов дважды активно отказывался от присвоения ему звания Героя Советского Союза...
Основания для беспокойства были, как выяснилось:

"- Давай, партизан Евгений Романов, говори, как на духу…

- Да вовсе я не Евгений и не Романов…

- Так кто же ты?

- Я Олин Иван… "......


"Вот что записал в своем блокноте комбриг Данченков:

«22 июня …1941-го стрелковый батальон, где служил Романов, высадился на железнодорожной станции. А тут немецкий десант – пальба, взрывы, дрогнули необстрелянные пехотинцы. Романов с пистолетом в руке пытается пресечь панику, хоть как-то организовать оборону. А тут бежит их комбат, еще «зеленый» - старший лейтенант: в глазах туман, спотыкается, оглядывается назад. За ним, конечно, ошалевшие бойцы. Романов – стой, застрелю… Но толку никакого, застрелил все же Романов своего командира-паникера. Сумел организовать оборону, отстояли тогда станцию. Романов доложил коменданту как все было. Тот:

- За ликвидацию десанта – благодарность, за расстрел комбата будете отвечать. Сдать оружие!

И все – трибунал.

Прокурор, сердяга, был уверен, что впереди огромная война, на которой каждый штык – как подарок, предложил Романову написать прошение о помиловании. Тот, конечно, отказался – в чем я виноват?

До приведения «вышки» в исполнение, посадили лейтенанта в местную тюрьму. Но тут бомбежка, началась эвакуация. Романову удалось ускользнуть целым. Перекантовался в копне сена, потом побрел к линии фронта, к своим. Но у самой передовой попался и оттуда в Рославль, в лагерь военнопленных… Потом удалось добраться до партизан отряда Данченкова…"

К сожалению, не получается проследить послевоенную судьбу Олина-Романова. Полковник в отставке Лукашов Анатолий Петрович лишь вот какие сведения приводит:

"15 января 1949 года Президиум Верховного Совета СССР Евгения Романова помиловал, ему оставили имя, отчество и фамилию, которые он взял в партизанском отряде Федора Данченкова, остались и боевые награды. Персональное дело Романова разбиралось в Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС. Евгению был восстановлен партийный стаж, герою-партизану и армейскому комбату вернули право на жизнь и доверили возглавить один из рославльских заводов. По недавней информации однополчанина Евгения Романова, который мне позвонил из Дятьковского района – Романов после войны, уже, будучи в армейском запасе работал на Брянщине".

Населенные пункты Брянского края

А у нас опять тут на краеведческой улице праздник!
Обратите внимание на эту красоту:



Энциклопедический словарь "Населенные пункты Брянского края", Брянск, изд-во "Белобережье", 2010, 402 страницы, тираж 700 экземпляров, более 6000 статей о населенных пунктах Брянщины, при этом около 2000 статей о населенных пунктах не существующих ныне. Составитель Олег Вязьмитин. С чем его и поздравляю.

И, наконец, самое важное!

Эттеншн! Атансьон! Ахтунг!

Фрагмент предисловия:

"Географические рамки словаря несколько шире, чем современные границы Брянской области. Это связано с тем, что многие населенные пункты, ранее входившие в Севский, Карачевский, Новозыбковский и др.уезды, а также в состав Брянской губернии в 1920-е годы, и потому часто упоминаемые в литературе и документах, связанных с Брянщиной, ныне оказались за пределами Брянской области".

Представителям Курска, Орла, Смоленска, Калуги, Гомеля, Могилева, Сум, Чернигова поясняю: у нас есть к Вам территориальные претензии!! :)))

Шютка. :))

Уход в виртуал

Читаю сейчас мемуары Александра Орлова, НКВДэшника, бежавшего на запад. И один фрагмент почему то очень напомнил текущую нашу действительность. Речь идет о поведении Ягоды буквально накануне ареста и смерти. Полная утеря связи с реальностью. Это опасно. Для жизни.

"Легкомыслие, проявляемое Ягодой в эти месяцы, доходило до смешного. Он увлёкся переодеванием сотрудников НКВД в новую форму с золотыми и серебряными галунами и одновременно работал над уставом, регламентирующим, правила поведения и этикета энкаведистов. Только что введя в своём ведомстве новую форму, он не успокоился на этом и решил ввести суперформу для высших чинов НКВД: белый габардиновый китель с золотым шитьём, голубые брюки и лакированные ботинки. Поскольку лакированная кожа в СССР не изготовлялась, Ягода приказал выписать её из-за границы. Главным украшением этой суперформы должен был стать небольшой позолоченный кортик наподобие того, какой носили до революции офицеры военно-морского флота".