March 31st, 2014

Староста и столовый нож

О том, что произошло в деревнях Тарасовка и Шемякино 1 мая 1942 года можно прочесть здесь, например.
В партизанских мемуарах об этой операции говорится глухо, обычно. Вот характерный фрагмент из воспоминаний В.К.Морозова "Врагу от нас не уйти":
"День 1 мая 1942 года было решено отметить захватом немецкого гарнизона, размещавшегося в селах Тарасовка и Шемякино...
В ночь на 1 мая, имея пароль и отзыв, которые нам сообщил тов.Машуров, мы небольшой группой примерно в 60 человек, зашли в эти села, сняли постовых без единого выстрела, обезоружили караульных, а потом начали собирать остальных изменников Родины, в чем нам уже помогали обезоруженные солдаты.
Таким образом, к утру 1 мая мы взяли в плен 150 изменников и предателей Родины, захватили 5 грузовых машин, несколько пушек и минометов, один танк и много боеприпасов".

Обращает, конечно, внимание, что речь мемуарист ведет о разгроме "немецкого гарнизона", но ни о каких немцах - ни слова. Неудивительно! Не было немцев в Тарасовке и Шемякино.
Но об этом всем уже много написано.
А вот еще один фрагмент этих мемуаров интересен тем, что описывает момент вербовки старосты Шемякино Машурова: "Разговор с Машуровым был весьма коротким. Я прежде всего спросил, какая нужда заставила его стать старостой, неужели он думает, что Красная Армия покинула родные земли навсегда, неужели он, русский человек, хочет служить оккупантам? Машуров заплакал и сказал, что он готов сейчас же вместе со своей женой пойти в партизаны...Затем он пояснил, что старостой села его избрали жители села на собрании. Я поверил Машурову, но брать его в отряд не решился, а предложил ему другое - помогать партизанам. Машуров снова заплакал, столовым ножом разрезал себе руку и на листе бумаги написал собственной кровью: "Я всегда с вами, всегда со своей Родиной и родной Коммунистической партией".