October 3rd, 2014

Запоздавший некролог

Часто, когда бужу сына напеваю ему:

Когда ты утром прорезаешь глазки
И покидаешь сладость сна,
Мечтаешь о больничном для отмазки,
Напоминаешь мне больного пса.

Для тех кто жил в Кенигсберге/Калининграде конца 80-х-начала 90-х годов прошлого века - это культовый рефрен.

Это ведь Розовый балет великого и ужасного "Комитета Охраны Тепла".
Вот здесь вся их дискография и кто не слышал этого великолепия - вэлкам.
Сказать, что Сергей Белоусов (Олди) был популярен в те годы в Калининграде - это не сказать ничего. На концерты попадали счастливчики. Я несколько раз был в их числе. Остальные довольствовались магнитоальбомами жуткого качества, записанными за одну ночь в Дэкаэме (Дворце культуры моряков), где Олди работал художником.
Олди делал реггей. Но реггей наш, калининградский, русский. Как метко было написано в одной из статей (передаю смысл не дословно, конечно): реггей - музыка о несбыточной мечте, а реггей "Комитета Охраны Тепла" - это несбыточная мечта о несбыточной мечте.



Но каждый находил что-то свое в музыке "Комитета".
Кому-то в конце 80-х особенно близка была песня "Я раньше думал":

Мне объяснили, мне показали
Как живут братья на Красных дачах
Вот им всё можно, они ведь люди,
А мы как… Для них – холуи
........
Теперь я понял, кому это нужно,
Кому не в кайф, чтоб жили мы дружно
Кто дал им право давить на тормоз?
За нами правда, за нами голос…

Теперь мы думаем совсем иначе,
У них вся правда на графских дачах
Ещё две песни, и мы – злодеи.
Для них мы ужас. Эй, партубеи!

Кто-то вслед за Олди начинал мечтать о Ямайке, ритмах реггей, думать и жить в стиле Джа Растафарай))

А кто-то просто укладывал спать своих детей под "Колыбельную" и будил, как я сейчас, "Розовым балетом", просто потому, что считал это музыкой настоящей, идущей от души, непридуманной.

И она такой и была. Потом оказывается у Олди в жизни было много чего. К сожалению, много и не очень хорошего было. В общем, узнал я только недавно, что в 2010 году Олди умер и похоронен на Цветковском кладбище в Калининграде.

И просто хотелось отдать ему причитающуюся от меня толику уважения и любви. Пусть с запозданием.

Но для меня всю жизнь теперь моя молодость будет ассоциироваться с книгами Генри Миллера, Джеймса Джойса и Достоевского, философскими трактатами Канта, читаемыми там, где он их создавал, картинами Ловиса Коринта, тоже кенигсбержца.
Задачей Леонарда Эйлера о семи кенигсбергских мостах. Попытками решить эту задачу (нужно пройти по семи кенигсбергским мостам не проходя ни по одному из них дважды) на местности, в не очень трезвом состоянии, с томиком Ницше в рюкзаке и набором открыток надгробия Канта после взятия Кенигсберга советскими войсками, когда над могилой кто-то продвинутый написал: "Теперь ты познал, что мир материален".
А еще со спектаклем "Чемодан" по Довлатову, который игрался в бывшей кирхе королевы Луизы. С дешевым портвейном, который мы, студенты, распивали прямо во время постановки.
И с "Комитетом Охраны Тепла". С музыкой Олди.
Настоящей.
Свободной.
И еще одно. Дай Бог тем, кто не испытал этого ощутить, то упоение свободой, которое накрыло с головой в то время нас, 20-летних.
Очень надеюсь, что что-то подобное еще придется испытать в жизни. Очень сильные эмоции.
Верю в то, что люди, которые все это ощущали так же как я, а также те, кто еще не ощущал этого великого чувства, вернут себе то, что принадлежит им по праву. Вернут свободу.
Мы вернем.