January 11th, 2016

Красим люк под мухомор...

Вот не знал я проходя воинскую службу в учебке в Электростали в 1989 году кому я был обязан счастьем красить крышки люков "под мухомор"...
А оказывается эта фишка была фирменным знаком военачальника, который командовал частями, где проходил службу мой отец еще в середине 70-х, а потом я в конце 80-х-начале 90-х.
Генерал армии Иван Моисеевич Третьяк, командовал в 1967-1976 гг. Белорусским военным округом, а в 1987-1991 был главнокомандующим Войсками противовоздушной обороны.
Назначен он был на последний пост после знаменитого пролета Матиаса Руста.
Третьяк к тому времени уже вроде бы попал в группу инспекторов МО - это уже почетная предпенсионка такая. Но Руст все изменил - про Третьяка вспомнили. Очевидно, вспомнили и то, как именно он отдал приказ на уничтожение южнокорейского "Боинга". Очевидно, логика была приблизительно такая - "у Третьяка никакой Руст не пролетит".

По ссылке как раз размещены воспоминания о проверке Третьяком частей и его требования...

"Например : все заборы и бордюры должны быть выкрашены в серый цвет (шаровый), сделать газоны и цветочные клумбы , деревья сажать рощами – по 2-3 в лунку саженцами толщиной с руку. Канализационные люки выкрасить под мухомор , ворота в серый цвет шашечками согласно прилагаемого рисунка..."

Отец же вспоминает, как Третьяк по своему обыкновению не пошел через центральный КПП их полка, а двинулся вдоль забора искать дырку. Не нашел, однако, проник в часть через запасные ворота КТП, где находилась огромная лужа. Вызвал комполка и сказал, чтобы лужа была ликвидирована. А при повторной проверке заехал на своей машине в середину этой лужи (ликвидировать ее не удалось), вызвал комполка и заставил его маршировать и докладывать по колено в воде...))

А предшественником Третьяка на посту командующего БВО был генерал-полковник (потом генерал армии) Маряхин Сергей Степанович. Про него отец вспоминает, как при внезапной проверке их части Маряхин обратил внимание на несоответствие формы одежды младшего офицера: ремень портупеи находился поверх погона. Но лейтенант на замечание бодро ответил: "Согласно нового приказа Министра обороны такое ношение допускается, товарищ генерал-полковник!" Маряхин уточнил у свиты: "Правда, что ли?" Свита важно покивала, генерал проследовал дальше...)))

От Украины же Стародубский уезд не отделялся...

Много у нас в России за последние пару лет появилось товарищей, которые желают быть святее Папы римского большими русскими, чем сами русские...
Например, совершенно обычным делом стало слышать откровенно антиукраинские воинственные фразы от людей с украинскими фамилиями...
Ну, на известную всем тему, что "нет такого народа - украинцы"...
Вот, например, в Брянской области самыми русаками из русаков, москалями из москалей стали вдруг...некоторые уроженцы Стародубщины...
Специально для них приведу один архивный документ, который зафиксировал мысли дедов этих деятелей:

Телеграмма
16 апреля 1919 г.
Киев, Москва, ВУЦИК, копия ВЦИК, Чернигов губревком и губернскому съезду.
До сведения Стародубского уездисполкома дошло о присоединении Стародубского уезда к Великороссии. Уездисполком именем населения протестует против такого ненормального явления и заявляет, если Стародубский уезд был присоединен к Великороссийскому центру на основании федерации, то только лишь потому, что в Великороссии существовала Советская власть для совместного противодействия и изгнания нашего врага гетмана Скоропадского, захватившего власть у Украины. От Украины же Стародубский уезд не отделялся и, в настоящее время, с согласия двухсоттысячного населения уезда, к Великороссии не может быть присоединен, так как последние считают себя в историческом, экономическом и географическом отношении украинцами... Уезды даже в известность не были поставлены. Для обсуждения такого чрезвычайно важного вопроса на местах нужно было созвать съезды, посему просим об оставлении нашего уезда принадлежащим к Украине.
Председатель Парлюк".

ГАРФ, Ф.Р-393, Оп.11, Д.259, Л.28 (об.)

Цит. по: Такоева И., Гомельская губерния. Как все начиналось. Неизвестные страницы, Гомель, 2014, стр.220