April 9th, 2017

25 лет как один день

Время неумолимо уносится в прошлое.
Время страшная и неразгаданная человеком штука.
Временем может управлять только Бог – Человеку время неподвластно.
Если Человек научится побеждать Время – он станет Богом, но этого никогда не случится.
Казалось бы все просто.
Тик-так.
Или, если мы в Барселоне, тики-така.
Между «тик» и «так» может быть мгновение, может быть жизнь, а может быть и световой год.
У Господа один день, как тысяча лет и тысяча лет, как один день.
Как вам, например, такой вариант – «тик» - 1991 год, а «так» - 1993?
Тик-так.
1991 – попытка коммунистического путча, наглой и прямолинейной консервации коммунизма.
1993 – конец демократии в России, Борис Ельцин заглотил нехитрую чекистскую наживку и демократия в России закончилась едва начавшись. Вместо того, чтобы обратиться к народу и вынести свой спор с Верховным Советом на референдум, демократы попались на гэбешный крючок и предопределили ползучий имперский реванш, только теперь с людьми, которым нет необходимости стесняться и прикидываться коммунистами.

Всего два года.
С августа 1991 по октябрь 1993-го.
Самое счастливое время в истории России – время Веры, Надежды и Любви.
И вот между ними был полный год.

Одна тысяча девятьсот девяносто второй.

1992.
Суд над Чикатило.
Арестован Абимаэль Гусман – лидер радикалов из «Сентеро Луминосо». Он, кстати, жив и сидит в тюрьме все эти 25 прошедших лет.
Выдача ваучеров.
Пожар в Хофбурге.
Президентом США становится Билл Клинтон.
Войны: абхазская, югославская, карабахская.
И оказывается именно в этом году мой однокурсник Дима К. – или Джексон, как его все называли, - сделал вот такой фильм «Я знаю как умирает дом».
В 2017-ом его наконец-то выложили на ю-тьюбе.
Целых 7 просмотров.
Гляньте – не пожалеете.



Он был из Черняховска (Инстербурга) и судя по этому фильму очень любил свой город и свой край.
Еще в 1992 Дима говорил: «Отчуждение, ненависть, презрение ко всему немецкому, вражескому, вандализм по отношению к вещам, памятникам культуры, могилам были и остаются явлением массовым. До сих пор мы люди без родины, «временщики-оккупанты».
А в XXI веке он бы здорово удивился потому что то же самое можно сказать и про коренную Россию. Здесь скоро не будет памятников культурного наследия по очень простой причине – нет наследников. Когда нет наследников – не может быть наследия – оно никому не нужно. И все то же самое – ненависть, презрение, вандализм.

А еще Дима писал стихи. Пророческие для августа 1986-го года, например:

Пейте горстями остатки иллюзий,
Тешьте свой стыд продолжением сна!
В ужасе масок – конкретные люди.
Кончится праздник – начнется война.

В 20 лет, за 5 лет до своей смерти Дима напишет:

Двадцать лет – один сон,
Двадцать лет – один день,
Двадцать лет – один фильм,
Двадцать лет – один бред.

Моему сыну уже скоро двадцать, а Диме навечно осталось 25…

Мы не были близки. Встречались редко. Общались и того реже.
Я на 3 года моложе –хоть и однокурсник, но немного другой круг общения.
Это сейчас только узнаю, что он был идеологом и автором текстов команды «Хартия Вольностей» или ХВ. Да, ХВ – «Христос Воскресе» - «Хартия Вольностей» - поболтать бы с Джексоном о совпадении этих аббревиатур, но не получится уже – его убили.

Но я помню как в том самом злополучном 1992-ом мы пошли веселой компанией студентов истфака на спектакль в кирху королевы Луизы.
Собрались спонтанно – кто-то бросил клич по комнатам – «в кукольном будет «Чемодан» по Довлатову – кто идет»!?
Пришли человек 5-7 – уселись в ряд. У кого-то нашлась бутылка вина. Ее передавали прямо во время спектакля из рук в руки и отхлебывали прямо из горла.

Вечер. Кирха Королевы.
Рядом мертвый Кенигсберг
Пять студентов сели рядом
Ждут спектакль…смотрят вверх

Принесли вина бутылку
Пять студентов. Наш альянс.
Бог и дьявол пригляделись…
как разложится пасьянс?

Одного застрелят скоро –
Даже года не пройдет
Саня – жулик и мошенник
Через 20 лет умрет

Трое живы. Тот спектакль
Вспоминать сегодня рад.
Вечер. Кирха Королевы.
И живой Калининград.

Да – совсем нецивилизованно! Выпивали прямо на спектакле!
Но это был 1992-ой!
И это был Довлатов!
И это были студенты-историки в 1992-ом году!
И я сидел рядом с Джексоном.
И мы были счастливы.
Только ему оставалось жить где-то полгода.

Я выключил свет
Закончился день
Я вышедший в тень
Меня уже нет
Я плюс ко всему
Мой мир абсолют
Слова ни к чему
Меня уже ждут
В белой пустыне безмолвия чисел
В вечном пространстве невидимых форм

И тем не менее – погибнув в 1992-ом – он будто позавчера вечером отхлебнул кофе и отстучал на смартфоне: «За поколеньем поколенье себя сжирало, рождая новый корм для ненасытного правдоподобия событий прошлых дней, самой истории возмездий и побед людского стада. И разум был бессилен в этой драке, хотя считался признаком людей, заметно отличая их от стаи бешеных собак. Теперь я в этом усомнился.
Я был не в силах созерцать такую бойню и…сжег их каменные храмы. Из общества живых меня изгнали».

21 декабря 1992 года.
Понедельник.

Я опоздал на пары в университет.
Зашел в аудиторию, извинившись, сел на свободное место и удивился тому, что на лекции присутствует мало народу.
Через 5 минут ко мне обернулся Дима В.: «А ты знаешь новость? Диму К. убили».
Это оглушило.
В общежитии в комнате Васи С. – друга Джексона – были все.
Молча налили мне стакан водки.
Вася С. невидящим взглядом смотрел перед собой и повторял: «А вы знаете – Джексон живой. Он не умер, он здесь, он просто вышел погулять…»
Тик-так.
Джексон вышел погулять.
Тик.
Так.

20170409_220831

Дмитрий Кирбаев, Вперед, по вертикали!.., Черняховск, 2017