February 16th, 2020

Сдыгр аппр конст конст

Читая недавно одного из своих любимых авторов неуловимо ощутил, что один из фрагментов, ну вот прямо описание конституционного процесса в одной Федерации... Судите сами:

Профессор Тартарелин сидел на полу, а жена профессора стояла перед ним на коленях и пришивала профессору ухо розовой шелковой ниточкой. Профессор держал в руках ножницы и вырезал платье на животе своей жены. Когда показался голый женин живот, профессор потер его ладонью и посмотрел в него как в зеркало.
– Куда шьешь? Разве не видишь, что одно ухо выше другого получилось? – сказал сердито профессор.
Жена отпорола ухо и стала пришивать его заново.
Голый женский живот, как видно, развеселил профессора. Усы его ощетинились, а глазки заулыбались.
– Катенька, – сказал профессор, брось пришивать ухо где-то сбоку, пришей мне его лучше к щеке.
Катенька, жена профессора Тартарелина, терпеливо отпорола ухо во второй раз и принялась пришивать его к щеке профессора.
– Ой,как щекотно! Ха-ха-ха! Как щекотно! – смеялся профессор. Но, вдруг, увидя стоящих на пороге милиционеров, замолчал и сделал серьезное лицо.
Милиционер Сережа: Где здесь пострадавший?
Милиционер Володя: Кому здесь ухо откусили?
Профессор: ( поднимаясь на ноги ). Господа! Я человек, изучающий науку вот уже, слава богу, 56 лет, ни в какие другие дела не вмешиваюсь. Если вы думаете, что мне откусили ухо, то вы жестоко ошибаетесь. Как видите, у меня оба уха целы. Одно, правда,на щеке, но такова моя воля.
Милиционер Сережа: Действительно, верно, оба уха налицо.
Милиционер Володя: У моего двоюродного брата, так брови росли под носом.
Милиционер Сережа: Не брови, а просто усы...

Создателям Бежецкого района от одного недовольного жителя

Есть такой в правительстве Брянской области Департамент топливно-энергетического комплекса и жилищно-коммунального хозяйства. А в этом департаменте есть начальник. Зовут его О.В.Андрианов. А у этого начальника Андрианова есть подчиненный Д.В.Амелин. Так вот, эти товарищи Андрианов и Амелин направили мне ответ на мое обращение в Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ. Обращение было связано с тем, что объект «Сквер имени А.Морозова» был благоустроен в 2018 году по программе «Формирование городской среды». А программу эту курирует вышеназванное министерство. И вот в 2019 году, без учета мнения жителей в это благоустройство было внесено изменение, весом в 32 (тридцать две) тонны. В сквер был поставлен танк Т-34-85. Для того, чтобы его поставить спилили пять деревьев в сквере. Кроме того, танк нарушил пространственно-видовую связь (панораму) архитектурного памятника –бежицкого Сиротского приюта. На самом деле, ответы брянских чиновников меня давно не интересуют с практической точки зрения. Флюиды здравого смысла в этих ответах уловить получается нечасто. Но раз уж специалисты федерального министерства поручили отвечать товарищу Андрианову я просто вынужден проанализировать его ответ буквально построчно.

1.Товарищи Андрианов и Амелин. В первом абзаце своего письма Вы зачем-то обзываете Бежицкий район Бежецким. Это можно было бы простить московским чиновникам, но вы-то чиновники брянские, так что соблаговолите-ка запомнить правильное написание названия нашего района.

2.Вы ловко обходите в своем ответе следующий факт: в 2018 году сквер Морозова реконструировался по программе «Формирование современной городской среды» и проект, тогда представленный жителям для голосования, не включал в себя установку танка. Почему же? У вас танка под рукой не было подходящего, а тут вдруг образовался? Наконец, почему в 2018 году вы поинтересовались у жителей их мнением о проекте, а в 2019 сочли это излишним?

3.Рассказывая московским чиновникам об этапах прохождения решения об установке танка в сквере Морозова, вы называете в числе прочих «положительные заключения» управления по охране и сохранению историко-культурного наследия Брянской области и Брянской организации Союза архитекторов России. В последней организации нам не подтвердили дачу такого положительного заключения. А вот, что касается управления по охране и сохранения историко-культурного наследия, то ответ нами получен. И управление в своем ответе отмечает, что оно согласовало только нестационарное размещение танка в сквере. Таким образом, мы будем вынуждены запросить - на какой временной лаг рассчитано это размещение, и когда предполагается танк переместить в более подходящее, стационарное место. Например, к Первомайскому мосту.

4.Далее – у Вас хватило сообразительности указать в своем ответе, что Вы провели в социальных сетях «опрос-исследование» о нахождении памятного знака на территории сквера, где 67% принявших участие высказались за его установку. Товарищи Андрианов и Амелин! Вот вам ссылка на «опрос-исследование», где 86,5 % поддерживают противоположную точку зрения.

5.Далее Вы врете, что «при установке памятного знака были проведены работы по вырубке зеленых насаждений (2 дерева)». Это обман. Было вырублено 5 (пять) взрослых деревьев. В том числе те из них, которые проросли сквозь металлическую ограду и являлись настоящими символами этого места. Но победив металл, натиска современных чиновников они не выдержали.

6.Далее вы превосходите сами себя: «Указанный в обращении якобы объект историко-культурного наследия «Сиротский приют», на самом деле является памятником архитектуры регионального значения и пространственно-композиционной связи со сквером им.Морозова не имеет». Во-первых, не стоило столь явно демонстрировать свою безграмотность – памятник архитектуры регионального значения «Сиротский приют» не «якобы», а самый что ни на есть натуральный объект историко-культурного наследия. А насчет пространственно-композиционной связи уж как-нибудь нужно было вам при подготовке ответа воспользоваться мнением профессионалов. Если Вам моего профессионального мнения недостаточно, то вот мнение профессионала Е.Зубовой, председателя Брянского отделения ВООПИК (Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры): «Сектор обзора объекта культурного наследия перекрыт с важных видовых точек. Да и расположили танк, похоже, в границах защитной зоны».

7.Вы пишете, что «жители в большом количестве фотографируются с детьми на фоне памятного знака», сопровождая этот тезис фотографиями на которых действительно мы видим группы из 2-3 детей, находящихся на броне и на башне танка. Интересно, а рейды детей на заброшенные объекты и новостройки вы тоже будете так восторженно приветствовать? Я бы предостерег на вашем месте родителей от того, чтобы поощрять безнадзорное нахождение детей на высоте 2-3 метра, на броне или башне боевой машины. Мне это представляется небезопасным.

8.Наконец, последнее. Ваша формулировка хлещет меня по щекам: «Мнение одного недовольного жителя не должно влиять на патриотическое воспитание молодежи». Отмечу одно: даже при организации «опроса-исследования» на своем ресурсе вы получили не классический результат 86/14, а всего лишь 67/33. На независимой площадке вы в явном меньшинстве в пропорции 86,5/13,5. Таким образом, говорить об «одном недовольном жителе» - это просто ложь. Но видимо ложь – это ваш стиль, не так ли, товарищи Андрианов и Амелин?