March 22nd, 2020

Конец "бессмысленного процесса"



Одна.
Лишь одна его книжка осталась у меня в библиотеке. Долго я ее искал, но откопал. Где-то в безнадежных, забытых задних рядах.
Но в 20-ть с лишним у меня их было много.
"Молодой негодяй" был..."Подросток Савенко"... "У нас была великая эпоха". Немножко деньгами я помог ему, короче.
Тогда - в 20-ть с небольшим это, нравилось: созвучно было времени. Мата много, бухают через страницу, подробно описывают как трахаются...
На Генри Миллера похоже. А это было высшей степенью похвалы тогда... Тогда ведь еще не было возможности прочесть Селина...и где-то согласиться с ним в том, что Миллер - это "пустая болтовня".
Но вот книжки все раздал "почитать" (да так, что вернули только одну)...и к автору незаметно, но неотвратимо охладел.
Повзрослел?
Наверное...
Конечно, слышал о его политических экспериментах. Немного стыдно было за него. И за себя - ведь когда-то он много значил для меня. Обидно было за Егора Летова, когда он с ним связался. И радостно, когда Егор быстро разобрался и слинял от него.
Смешно было тогда (и смешно сейчас), когда его сравнивали с Д"Аннунцио и др. Да о чем вы вообще? Предел для него был - сфоткаться рядом с Жириновским, а Габриэле рулил городом-государством почти два года и ушел оттуда только по решению Лиги Наций. То есть, в режиме каламбура - это другая Лига, как раз.
За его эпатажем, радикализмом всегда смутно мелькал вопрос: а это он взаправду, или просто, чтобы повыкаблучиваться?
Все спорят вокруг: да, как человек странный - экстремист, радикал, но как писатель точно великий - да, многие к моему удивлению пишут именно так - "великий". Понятное дело, что на его фоне Прилепин - "литература для насекомых" (так сам усопший формулировал), но вот - великий ли? Опять же судить не буду - поздние вещи не читал, а их хвалят. За ранние формулировка "великий" смешна. Но и не мне судить. У каждого свой рейтинг. Но это о писательстве. А вот о жизни...

Свой жизненный проект он давно сформулировал.Еще в "Эдичке" как раз:

"У меня много времени впереди.

Что со мной будет конкретно? Завтра, послезавтра, через год?

Кто знает! Велик Нью-Йорк, длинны его улицы, всякие есть в Нью-Йорке дома и квартиры. Кого я встречу, что впереди – неизвестно. Может, я набреду на вооруженную группу экстремистов, таких же отщепенцев, как и я, и погибну при захвате самолета или экспроприации банка. Может, не набреду и уеду куда-нибудь, к палестинцам, если они уцелеют, или к полковнику Каддафи в Ливию, или еще куда – сложить Эдичкину голову за каких-то людей, за какой-то народ.

Ведь я парень, который готов на все. И я постараюсь им что-то дать. Свой подвиг. Свою бессмысленную смерть. Да что там постараюсь! Я старался тридцать лет. Дам.

На глаза мои от волнения навертываются слезы, как всегда от волнения, и я уже не вижу Мэдисон внизу. Она расплывается.

– Я ебал вас всех, ебаные в рот суки! – говорю я и вытираю слезы кулаком. Может быть, я адресую эти слова билдингам вокруг. Я не знаю.

– Я ебал вас всех, ебаные в рот суки! Идите вы все на хуй! – шепчу я".

Получилось у него то, чего он желал? Наверное, да.

Но вот то, что в своем "завещании" самой важной для него стала просьба "разделить" Казахстан пополам с китайцами как-то невольно ставит вопрос: "А туда ли ты шел, Эдичка?"

Суд?

Для начала видео:



Это "суд над судьями"...знаменитый фильм Стэнли Кубрика...

Просто так, без намека. Речь Яннинга красивая просто.

А это список из 14-ти судей Конституционного Суда РФ, вынесших "Заключение" о законности "обнуления" сроков:

1. Зорькин Валерий Дмитриевич – 1943 г.р., 77 лет, член КПСС с 1970 по 1991 год – государство и право, конституционное право, Приморье – Москва.
2. Бойцов Александр Ильич, 1950 г.р., 69 лет, уголовное право, Новгородская область, Ленинград-Санкт-Петербург
3. Бондарь Николай Семенович, 1950 г.р., 69 лет, муниципальное право, права человека, Украина (Луганская область), Ростов-на-Дону, Санкт-Петербург
4. Гаджиев Гадис Абдуллаевич, 1953 г.р. 66 лет, экономическое право, Дагестан-МГУ – Махачкала.
5. Данилов Юрий Михайлович, 1950 г.р., 69 лет, суды общей юрисдикции, экономическое право, Украина (Закарпатье) – Воронеж – Москва. инструктор Воронежского обкома КПСС.
6. Жаркова Людмила Михайловна, 1955 г.р., 64 года, нотариус, народный судья, Карелия.
7. Казанцев Сергей Михайлович, 1955 г.р., 65 лет, Санкт-Петербург. Диссертация «Прокуратура Российской Империи».
8. Князев Сергей Дмитриевич, 1959 г.р., 61 год, избирательное, административное, муниципальное право, Московская область – Приморский край.
9. Кокотов Александр Николаевич, 1961 г.р., 59 лет, конституционное право, Екатеринбург.
10. Красавчикова Лариса Октябриевна, 1955 г.р., 64 года, гражданское право, Екатеринбург.
11. Маврин Сергей Петрович, 1951 г.р., 69 лет, трудовое право, Брянск-Санкт-Петербург.
12. Мельников Николай Васильевич, 1955 г.р., 64 года, прокурор, Иркутск-Орел-Ростов-Якутия.
13. Рудкин Юрий Дмитриевич, 1951 г.р., 68 лет, военное образование, Ярославль.
14. Ярославцев Владимир Григорьевич, 1952 г.р., 68 лет, судья общей юрисдикции, Санкт-Петербург

К сожалению, Брянск тоже тут отметился - заместитель Председателя Конституционного Суда Маврин - наш, брянский.

Но "был один, который не стрелял"...

1. Арановский Константин Викторович, 1964 г.р., 56 лет, конституционное право, Приморский край, Санкт-Петербург.

Этот судья не подписал пресловутое "Заключение".

Очень печально, что принципиальность не проявил Владимир Григорьевич Ярославцев. Но его слова 15-летней давности мы помним и они актуальны, как никогда:

"В заключение хотелось бы выразить озабоченность тем обстоятельством, что государство, созидаемое на основе «управляемой» демократии и «властной» вертикали, о чём свидетельствует и новый порядок наделения полномочиями глав субъектов Российской Федерации, все больше преобразуется в «мегамашину», то есть в общество, которое, включая всех своих членов, уподобляется огромной централизованно управляемой машине. Однако при всей своей привлекательности государство-«мегамашина» с неизбежностью обречено на саморазрушение, в основе которого лежит отторжение народа от власти, сопровождающееся приходом к управлению «мегамашиной» любого, кому будет «даровано» право доступа к ней на многочисленных уровнях бюрократической администрации. В связи с этим возникает закономерный вопрос: мы сознательно участвуем в подобном эксперименте или действуем как всегда — «не ведая, что творим»?

P.S.Фильм, конечно, Стэнли Крамера. :))