March 28th, 2020

Свой-чужой

Почти забытый уже тэг "свой-чужой" активирую. По нему хранятся примеры использования форменной одежды противника во время Второй мировой войны.
А вспомнил про него по прочтении книги А.Л.Заерко "Правда о Гиль-Родионове", Смоленск, 2011.
Но здесь в первую очередь, интересными показались даже не факты использования униформы (бригада Гиля перешла к партизанам будучи полностью экипированной немцами), а отношение рядового состава бригады к переходу на сторону противника.
И интерес этот даже не с социальной точки зрения, а если хотите с антропологической...
Судите сами, несколько свидетельств:

Маскаленок Владимир Петрович, 1923 г.р.
"Созывал командир роты нейкий. Увесь полк, сколько там было, это в Бересневке было...Объявили: петлицы, шапки немецкие, орлы срезайте и все..."

Козел Егор Иванович, 1924 г.р.
"Гиль-Родионов построил всю бригаду, объявил о переходе...Назавтра приезжает командир роты и говорит: "Все - мы уже находимся в партизанской зоне и мы - партизаны". "Хорошо, партизаны, значит партизаны!"

Крикун Иван Михайлович, 1922 г.р.
"Несколько побыли там в Бересневке, тады, брат ты мой, на площадку и кажут (а брали в немецкую армию):"Вы не немецкая армия, а вы партизаны!" - "Ну, добра, будем партизанами".

Ну, и все-таки, чуть-чуть про "свой-чужой".

Чтобы доказать свой новый статус бригада Гиль-Родионова должна была провести боевые операции против гарнизонов Докшиц и Крулевщины.

Вот несколько свидетельств:

"Но надо было спешить и ближе к полудню мы колонной выдвинулись к станции Крулевщина. Гиль приказал развернуть фашистские знамена, и 13 километров, отделявшие Докшицы от станции, мы проехали как на параде". (С.М.Табачников)

"Несмотря на то, что военные были в форме войск Вермахта, гарнизон по тревоге принял боевой порядок. Навстречу незнакомым бойцам выехал немецкий капитан, комендант гарнизона станции...(он) остановил колонну и потребовал доклада о маршруте и задаче этих людей. Возглавлял колонну командир 2-го полка майор А.Шепелев, который и попросил требовательного офицера зайти в ближайший дом для доклада. Убивать его прилюдно было опасно, да и со станции могут услышать выстрел. Так, после короткого разговора, выстрелом из пистолета вопрос о дальнейшем проезде был безотлагательно решен".

А вот как после взятия станции Крулевщина происходила "обработка" прибывшего туда поезда в котором ехали комиссованные по болезни солдаты и фронтовые отпускники:

"Пассажиры видели перед собой военнослужащих, одетых в форму Вермахта. Проверка документов началась одновременно во всех вагонах. Выпускали немцев строго по одному человеку. После ознакомления с удостоверениями личности, пассажира передавали другим родионовцам, которые отводили его от дверей к середине вагона, силой заталкивали под вагон и расстреливали из автомата. Стрельба под вагонами насторожила всех остальных. Проверка затормозилась, из окон прозвучало несколько выстрелов. В ответ заработали пулеметы, которые прошили стены вагонов очередями на разных уровнях. Вскоре со всеми пассажирами было покончено".