May 23rd, 2021

Об условных расстрелах

Читая книгу замечательного писателя Сигизмунда Кржижановского "Возвращение Мюнхгаузена" натолкнулся на великолепный фрагмент, в котором барон, попавший в Советскую Россию и купивший вместо 11-копеечного билета на трамвай 8-копеечный был подвергнут такому суду:

"Свою защиту я построил так: так как мой поступок, рассматриваемый как проступок, есть результат комплекса условных рефлексов, то пусть и наказание будет условным. Суд отсовещавшись, постановил: признав виновным, расстрелять…из пугачей.
В назначенное для казни утро меня поставили к стенке против дюжины дул – и я глазом не успел моргнуть, как грохнул залп и меня расстреляли. Сняв шляпу, я извинился за беспокойство и вышел на улицу: теперь я был на положении условного трупа".

Скорее всего, эта идея пришла в голову писателю из-за того, что революционные трибуналы после революции частенько приговаривали социально близких преступников к условным расстрелам. Даже разъяснение Революционного военного трибунала республики в 1919 году о том, что такой приговор выносить нежелательно, не остановило такую практику.

Ну, а дальше, уже в годы Второй мировой войны нашлись те, кто вспомнил о такой возможности. Одним из них был комиссар, а затем командир Орджоникидзеградского партизанского отряда Рыжков (я о нем вот здесь писал, а также в книжке "Нелегальный Брянск"). После войны бежицкие партизаны Шпадырев и Дурнев вспоминали о Рыжкове так: "Он ввел в систему противозаконные расправы с партизанами путем убийств в спину под видом направления их для выполнения боевых заданий. Такая расправа учинена с партизанами тов.Бычковым, тт.Жулевым, Шаховской, Шаховским и другими. А также была введена противозаконная система "условных" расстрелов, к такой мере был приговорен командир роты тов.Пуклин, партизан Минаев и другие. Подобные методы вызывали законную тревогу не только у бойцов, но и у командиров и политработников, а "условно расстрелянные" были под повседневным страхом расправы".

Чемодан прошлогоднего снега

И еще раз о Кржижановском и его "Возвращении Мюнхгаузена".
Помимо неизбежных аллюзий с "Тем самым Мюнхгаузеном" Горина, у Кржижановского используется фраза "Падал прошлогодний снег"... интересно, оттуда ее позаимствовали создатели легендарного мультфильма?
А еще в этом месте неизбежно вспоминается "История с чемоданом" Ивана Бунина. Человек путешествует на корабле и в момент качки вступает в поединок с... собственным чемоданом. Чемодан наносит ему болезненные удары, человек выходит из каюты...собирается с мыслями и со словами: "Ну, погоди", собирается вернуться назад, чтобы продолжить поединок с чемоданом. Интересно вот только, кто же из троицы Камов (Кандель), Курляндский, Хайт придумал этот диссидентский эпизод в знаменитом советском мультфильме?