all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Categories:

Партизанский командир Алексей Галюга (продолжение)

Начало здесь

Учтите, что именно под этим катом не только продолжение статьи, но и уникальная партизанская кинохроника...



Теперь нам остается ознакомиться с показаниями Галюги в немецком плену. Сразу нужно сказать, что Галюга давал такие показания, которые должны были понравиться немцам и обнадежить их. Судите сами – вот фрагмент одного из первых его допросов 23 января 1943 года: «2.) Галюга дал понять, что в настоящее время среди офицеров Красной армии растет влияние националистических взглядов и говорят о том, что в ближайшее время исчезнут все евреи. Он утверждает, что хотя он и учился в военном училище, но не знал до осени 1942 года о том, что братья Каганович, Литвинов и другие русские комиссары являются евреями. Об этом нигде не говорилось. Русская организация офицеров, которая в настоящее время имеет решающее значение, поставила себе целью устранить всех евреев. На мою реплику, что в таком случае война между Германией и Россией больше не была бы необходима, мой собеседник отвечал вежливой улыбкой. Он только спросил у меня - знаю ли я про то, что с начала января 1943 года в Красной армии для офицеров вновь введены старые погоны, как при царе. И он интересовался попадали ли уже в плен офицеры с такими погонами. Также он утверждал, что Мехлис после падения Ростова уже не является главным комиссаром Красной армии, что он был сослан в какую-то дивизию и приказы, которые поступали за подписью Мехлиса на самом деле уже не исходили от него. Этим примером он подтвердил мне то, что евреи на самом деле удаляются из армии».(25)
К данным показаниям, конечно, нужно подходить критически. Начиная с того, что трудно поверить, что гражданин СССР не знал «до осени 1942 года», что люди с фамилией Каганович могут оказаться евреями, и заканчивая тем, что исторической наукой до сегодняшнего дня не установлен факт существования в Красной армии националистического течения подобного тому, какое описывает майор Галюга. Само появление такого движения после сталинских чисток представляется маловероятным. А вот то, что Галюга ощутил некие новые импульсы, идущие с самого верха и по-своему интерпретировал их, очевидно. Интересно, что погоны в Красной армии были введены 6 января 1943 года, Указом Верховного Совета СССР, то есть в момент, когда раненый комбриг Галюга ожидал самолета на Большую землю. А официальный приказ Наркома Обороны № 25 в котором конкретизировались форма, расцветки, размеры погон, знаки различия на погонах был издан только 15 января 1943 года, то есть уже после пленения Галюги. Тем не менее, партизанский командир, только что выведший свою бригаду из зоны проведения операции «Клетте-2» полностью в курсе этих нововведений и по-своему интерпретирует их. Однако, следующий аргумент Галюги, напротив, показывает, что его информированность нельзя переоценивать. Еще 4 июня 1942 года Л.З.Мехлис приказом Ставки был снят с должностей заместителя наркома обороны СССР, а также начальника Главного Политуправления РККА. Это стало оценкой его провальной деятельности на посту представителя Ставки на Крымском фронте. Кроме того, он был понижен на две ступени в воинском звании, став из армейского комиссара 1-го ранга корпусным комиссаром. Никакой связи с «падением Ростова» тут не было – Ростов пал только 25 июля 1942 года и Мехлис к нему не имел никакого отношения. Он в этот момент занимал должность, конечно, не в «дивизии», как показывает Галюга, а был членом Военного совета в 6-ой армии. А к моменту, когда Галюга попал в плен, Мехлис опять пошел в гору и стал членом Военного совета уже не армии, а фронта (вначале Воронежского, а на момент пленения уже Волховского). Поэтому нельзя сказать, что пример, который привел Галюга на допросе можно считать корректным.
Резюме немецкого офицера после первых допросов Галюги заключалось в следующем: «Я придерживаюсь точки зрения, что примерно 75% речей русского майора Галюги могут соответствовать фактам. Как известно, Галюга просил обменять его на одного или нескольких пленных немецких офицеров. Приблизительно через 7 дней (по оценке русского врача) он будет транспортабелен. До этого времени нужно обдумать вопрос о целесообразности обмена Галюги на некоторое количество (от 5 до 10) немецких офицеров. При этом нужно попробовать провести с ним беседу и сделать полезным для нас в том смысле, чтобы он помог нам связаться с русским движением офицеров, если оно на самом деле существует. Наш лозунг против всемирного иудаизма и вредного коммунизма, как представляется, правильно понят русскими националистами. В этом смысле попытка сблизиться с этим движением должна быть сделана. Так как Галюга был привезен сюда только этой ночью, у него не было возможности увидеть у нас что-либо секретное. То, что он видел здесь несомненно уже известно на той стороне. Естественно, к данному предложению Галюгу нужно подготовить и сделать это предложение постепенно. Собственно, мы не рискуем ничем, так как если получим 5 немецких офицеров за него, то уже можно считать, что он отдаст нам свой долг. Однако, если действительно существует такое русское движение среди офицеров о котором говорит Галюга, то при тех традиционных противоречиях, которые существуют между Англией и Россией и при том уважении с которым русские все еще относятся к немцам можно подготовить большое политическое событие. Поэтому стоит рискнуть кое-чем, чтобы выиграть возможно большее».(26)
Обращает на себя внимание слишком высокий процент доверия, выставленный офицером абвера показаниям Галюги. Очевидно, очень соблазнительно было поверить в то, что «наш лозунг против всемирного иудаизма и вредного коммунизма, как представляется, правильно понят русскими националистами». С другой стороны, офицер страхуется от возможного обмана Галюги тем соображением, что в случае обмена немецкие офицеры, обменянные на Галюгу будут той «синицей в руках», при наличии которой можно наблюдать за тем удастся ли поймать «журавля в небе», или в терминологии немецкого офицера абвера «подготовить большое политическое событие».
Дальнейшие показания майора Галюги датированы 15 февраля 1943 года: «После поражений на Керченском полуострове, под Харьковом и после падения крепости Севастополь главнокомандующий русским западным фронтом генерал Жуков созвал к себе армейских командиров и опросил их по вопросу возможной поддержки его инициативы об отмене комиссаров в армии, которую он собирался предложить Сталину. При этом обсуждении (в котором Галюга якобы также принимал участие) Жуков констатировал, что основную причину русских поражений нужно искать в институте комиссаров. Комиссары, как политические контрольные органы коммунистической партии всегда имели пагубное влияние на военную борьбу. Они часто отменяли боевые приказы, а также по собственной инициативе лично давали приказы, которые срывали все боевые расчеты командиров. После того, как Жуков убедился в том, что его командиры его поддерживают и после того, как началось летнее немецкое наступление Жуков лично обратился к армейским командирам южного и северного фронтов по этому же вопросу. Они тоже поддержали его. Затем он, как так называемый «освободитель Москвы» обратился к Сталину лично и доложил ему, что только полное доверие к армейскому командованию еще может спасти Россию. Далее он потребовал упразднения должностей комиссаров, а также полного исключения из обсуждений военных вопросов коммунистической партии. Сталин, якобы попросил довольно долгое время на размышление и уступил только в августе 1942 года. Жуков тогда, якобы представил проект приказа и продавил свое предложение. Все еврейские комиссары были сокращены. Русские комиссары и комиссары других народностей оставались в армии только при наличии положительного отзыва их непосредственного командира. Все остальные комиссары были уволены из армии. Также влияние партии было исключено в чисто военных вещах полностью. Тем не менее, Сталин настоял на том, что в частях могут существовать партийные ячейки, которые однако не имели возможности для распоряжений в военном секторе. Вначале офицеры не хотели идти на эти уступки. Но потом решили, что таким образом они будут знать точно всех коммунистов и уступили Сталину. Когда это требование армейских командиров прошло - Жуков не остановился и продолжил шаги по превращению Международной Красной армии в русскую Национальную армию. Были учреждены новые награды, такие как орден Александра Невского, Кутузова и т.д. Тогда же были введены погоны для офицеров, подобные царским. Офицерам стали выделять адъютантов. Солдатам разрешили посещать вновь открывшиеся церкви. Дальнейшая национализация происходит и теперь. Как пояснил Галюга, цель Жукова после конца победоносной войны снова создавать новую национальную Великороссию. В этой России никакие коммунисты и евреи не должны больше править. Галюга сказал, что все русские высокопоставленные офицеры точно знали какой опасной игрой они занимаются. Но они считают, что они смогут выйти победителями на политическом фронте, так как надеются на поддержку народа. По этой причине Жуков реализовал меру согласно которой, пользующееся дурной славой НКВД также не распоряжается больше в армии. Этой организации в настоящее время подчиняются только гражданские жители. Военные инстанции создали для поддержания порядка в воинских частях так называемые «Особые отделы» (О/О), которые существуют в дивизиях и армиях. В случае необходимости они передают обвиняемых военному прокурору и он обвиняет их перед военным судом. Кроме того, Галюга сказал, что в настоящее время трудно предсказать, как закончится борьба между Сталиным и Коммунистической партией и Жуковым и армией. Еще он сказал, что Жуков правильный человек и не боится употреблять все средства для достижения своих целей».(27)
Чтобы оценить правдивость показаний майора Галюги придется немного вспомнить развитие института комиссаров в РККА. Должность комиссара была введена во время Гражданской войны, когда часто командиром являлся офицер царской армии и для того, чтобы избежать его возможной измены делу революции большевики приставляли к нему контролера-комиссара, который в случае необходимости мог приказ командира отменить, а если надо и самого командира расстрелять. Однако, по окончании Гражданской войны институт комиссаров в РККА был отменен (военные заявили, что они уже являются политически зрелыми и в контроле не нуждаются) и возобновлен лишь только в 1937 году. По той же самой причине. Заговор военных («дело Тухачевского») опять поставил на повестку дня вопрос контроля за военными командирами. 15 августа 1937 года Постановлением ЦИК и СНК СССР было утверждено «Положение о военных комиссарах РККА». Однако, первый практический военный опыт показал, что институт крайне неэффективен в условиях военных действий и вскоре после советско-финской войны по инициативе наркома обороны Тимошенко был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1940 года «Об укреплении единоначалия в Красной Армии и Военно-морском флоте» согласно которого институт комиссаров был упразднен, комиссары назначались заместителями командиров по политической части. Таким образом, в войну 1941 года РККА вступила без института комиссаров. Но после катастрофического для РККА начала войны 16 июля 1941 года издается новый Указ Президиума Верховного Совета СССР «О реорганизации органов политической пропаганды и введении института военных комиссаров в Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Руководство СССР, наблюдая за чередой военных поражений ищет их причины, допускает, что одной из причин является слабость командиров и считает, что восстановление института комиссаров поможет найти военную удачу. Наконец, 9 октября 1942 года (а не в августе, как показывает Галюга) опять же Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии» институт комиссаров вновь упраздняется, на этот раз окончательно. Комиссары вновь становятся заместителями командиров по политической части. Отменяются политические воинские звания комиссаров. Определяется, что в течении месяца комиссарам должны быть присвоены командные воинские звания. Этот небольшой экскурс необходим для того, чтобы проиллюстрировать, что отмена института комиссаров не была чем-то революционным, как это представляет в своих показаниях Галюга. Буквально за два года до описываемых событий в РККА происходило то же самое и наверняка немецкое командование было в курсе этих изменений. Это было логичным шагом для восстановления единоначалия в условиях войны. То, что Галюга пишет об устранении комиссаров еврейской национальности легко опровергается примером того же самого Л.З.Мехлиса, который после упразднения института комиссаров получил воинское звание генерал-лейтенант и продолжал занимать высшие командные должности в руководстве фронтами. С другой стороны, очевидно, что военное командование должно было выходить на Сталина с предложениями по упразднению института комиссаров и вполне возможно, что делал это и Г.К.Жуков. Кстати, интересно, что в партизанских отрядах институт комиссаров так и не был отменен.
Относительно других нюансов показаний Алексея Галюги уместно вспомнить о том, что погоны в РККА были введены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 января 1943 года, который был объявлен в РККА Приказом НКО СССР № 25 от 15 января 1943 года. Нетрудно заметить, что между этими датами состоялся роковой полет майора Галюги. Тем не менее, он уже был информирован по данному вопросу. Ордена же Александра Невского и Кутузова были учреждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1942 года.
Таким образом, вполне возможно, что ряд реальных событий (введение погон, учреждение новых орденов, упразднение института комиссаров) были восприняты, как некие импульсы, идущие сверху и интерпретированы в массовом сознании, как начало движения по «национальному пути». При этом возможно власть намеренно играла на этом для привлечения на свою сторону максимально широкого круга граждан страны. Конечно, стоит обратить внимание на то, что Галюга пытается придать себе наибольший вес в глазах немецких офицеров. В частности, его свидетельство о том, что он присутствовал на опросе Жуковым армейских командиров по поводу упразднения института комиссаров было поставлено под сомнение даже офицером абвера, который был склонен в основном доверять Галюге. Особенно интересным представляется свидетельство Галюги о том, что Особые отделы не подчиняются больше НКВД, а созданы военными инстанциями. На сегодняшний день известно, что до 19 апреля 1943 года центральным органом военной контрразведки СССР было Управление Особых Отделов (УОО), которое входило в НКВД СССР. Лишь 19 апреля 1943 года была учреждена военная контрразведка «СМЕРШ» с ее подчинением наркомату обороны. Тема подчиненности и конкретной работы Управления Особых Отделов таким образом получает еще один дополнительный импульс для изучения. В целом этот фрагмент показаний Галюги демонстрирует, что за время нахождения в плену он еще лучше почувствовал, что хотят слышать от него немецкие офицеры и дает соответствующие показания. Слишком далеко находился Галюга от центров принятия решений в то время, чтобы можно было доверять его показаниям в полной мере.
Наконец, окончательное резюме офицера абвера, перед отправкой Галюги в крепость Бойен (район города Летцена): «Дальнейшее применение Галюги. При нашем последнем общении Галюга выражался в том смысле, что он был бы готов полностью предоставить себя в распоряжение вермахту, чтобы добиваться уничтожения коммунизма. Однако он соглашается сделать это, только в случае если ему обеспечат сотрудничество с людьми к которым он имеет абсолютное доверие. Заключение: Если при первых допросах Галюги я придерживался того мнения, что он правдив приблизительно на 75%, то теперь я придерживаюсь точки зрения, что его слова соответствуют действительности. Галюга лично понимает, что после того, как он подписал листовку адресованную партизанам он конченый человек для коммунистической России. Поэтому он мог бы вернуться только в национальную Россию, которая была бы союзной с Германией. Отсюда его желание помогать немецкой армии. Я предлагаю бронировать Галюгу в лагере Бойен и иметь в виду для использования в нашей армии. После того, как наша армия задержит русское продвижение на фронте и путем активных действий убедит русских, что наша сила не сломлена, должно наступить время, когда Галюга может нам пригодиться и будет использован».(28)
Здесь мы видим, что Галюге удалось убедить офицера абвера в достоверности своих показаний. В том числе ( и скорее всего главным образом) тем, что он подписал листовки с обращением к партизанам. Кроме того, помимо приведенных показаний им были даны показания на тему «Борьба на лесной территории» и «Новая русская тактика наступления».
Очень интересные материалы по данному поводу обнаружены Игорем Петровым недавно в архиве министерства пропаганды Германии. Это служебная записка «Организационные изменения в Красной Армии» руководителя отдела Ост рейхсминистру от 12 января 1943 года, которая начиналась так: «Как вам уже известно от полковника Мартина, взятый в плен советский командир сообщил, что Сталин планирует с первого февраля переименовать «Красную Армию» в «Русскую Армию». Одновременно должны быть снова введены денщики, царских офицеров будут особенно поощрять за их военные умения, институт комиссаров должен быть полностью отменен, подразделения ГПУ должны будут подчиняться армейскому командованию, а офицеры снова носить погоны. Нет сомнений в том, что данные этого пленного командира верны. Погоны уже введены… Все мероприятие лежит в русле «Отечественной войны». Вне всякого сомнения это политически и пропагандистски умный ход Сталина. Он внесет свою лепту в то, что население Советского Союза будет считать войну сражением в защиту России, а не большевизма, а за границей усилится впечатление, что Советский Союз все более удаляется от большевизма и становится цивилизованным и гражданским государством…Это новое распоряжение несомненно усложняет вербовку нами добровольцев. Даже если мы сейчас решимся перейти к совершенно новой политической программе для восточных территорий (фиктивные правительства), она в результате действий Сталина будет чрезвычайно затруднена». (29)Таким образом, понятно, что проблемы, освещенные Галюгой в своих показаниях, тогда находились в центре внимания первых лиц Рейха.
Что же произошло впоследствии с Галюгой? Он очевидно был забронирован, как предлагалось офицером для дальнейшего использования, однако майор Галюга не был использован в Русской Освободительной Армии генерала Власова, а значит, скорее всего, позднее он отказался от сотрудничества. Документов подтверждающих или опровергающих данное утверждение пока не обнаружено. О дальнейшей судьбе партизанского комдива рассказывает его боевой товарищ М.Б.Розин: . «Когда кончилась война, пленных советских генералов отправили в Варшаву в лагерь для перемещенных лиц, откуда многих дорога вела прямо в ГУЛАГ...
"Алексей Николаевич каким-то образом сумел сохранить орден Ленина, - пишет Марк Борисович. - Не знаю, как отнеслись к генералам, а Галюге не поверили, считая, что факт наличия ордена и излечения от ран не в его пользу".(30)
Интересный фрагмент относительно пребывания Галюги в плену имеется в мемуарах летчика Бориса Веселовского: «На первом этаже нашего здания были помещения, куда запрещалось входить. Однажды любопытство взяло верх, и мы с Колей вошли. В маленькой комнате лежал весь в бинтах человек. Он обрадовался нашему появлению и приподнялся. Мы разговорились. Это был начальник штаба Брянского партизанского соединения Виктор Гоголюк. Из окружения его вывозил на самолете У-2 летчик Евгений Кирш. В тумане над передним краем немецкой обороны их самолет был сбит. Раненого Виктора привезли сюда. Он быстро разбинтовал ногу, и под бинтом мы увидели орден Ленина и два ордена Красного Знамени. Мы поделились своими планами на побег. Виктор одобрил, пожелал удачи и советовал все хорошо продумать».(31) Несмотря на то, что Веселовский называет реально существовавшего человека – Виктора Гоголюка, все обстоятельства указывают на то, что встреченный им майор был не Гоголюком, а Алексеем Галюгой. В своих мемуарах Борис Веселовский указывает, что в лагере Летцен велась активная вербовка в РОА (Русскую Освободительную Армию) генерала Власова, однако майор Галюга в списках этого воинского формирования не значился. Документы, которые объясняли бы этот факт, пока не обнаружены. Можно предположить две вероятные причины: отказ Галюги от сотрудничества или невозможность сотрудничества по состоянию здоровья.
Дальнейшая судьба Алексея Галюги описана в доступных на сегодняшний день источниках таким образом: «…В лагере для перемещенных лиц в Варшаве по какому-то случаю оказался генерал Казанкин. Тот самый Казанкин, которого Галюга выводил из окружения вместе с генералом Беловым на Большую землю. Он нашел путь освобождения и реабилитации… Генерал Белов принял его на службу в Северо-Кавказский округ, которым он в то время командовал.
А дальше - тоже судьба. Галюга, боевой разведчик, оказался не столь способным хозяйственником и провалил задание Белова. Уволенный из армии, приехал в Смоленск, где был назначен директором обувной фабрики. Но в Смоленске Алексей Николаевич почему-то не прижился и вновь оказался на родине, в Ростове-на-Дону, где друг и соратник по 330-й стрелковой и 3-й партизанской дивизиям Иван Корчма устроил его на работу воспитателем в одно из учреждений МВД. Умер Алексей Николаевич Галюга 1 марта 1989 года».(32)





Хроника из фондов РГАКФД. Оператор Фроленко. "Брянский фронт. 30 декабря 1942 г. Партизанский лагерь. Партизаны в быту, на отдыхе, принимают присягу, на боевых учениях, боевом задании, с мирными жителями освобожденной деревни. Командир партизанского соединения Герой Советского Союза А. Ф. Федоров принимает награду - Красное Знамя ЦК КП(б)У, вручает правительственные награды партизанам".


1. ЦНИБО, Ф. 451, оп. 1, д. 199, л.3
2. ЦНИБО, Ф. 451, оп. 1, д. 199, л.4
3. ЦНИБО, Ф. 451, оп. 1, д. 199, л.4
4. Коваленко В.Г., Поднять на борьбу и возглавить, статья в сборнике «О Героях былых времен», Клинцы, 2010, стр.93-94
5. ЦНИБО, Ф. 451, оп. 1, д. 199, л.5
6. ЦНИБО, Ф. 451, оп. 1, д. 199, л.8
7. Коваленко В.Г., Поднять на борьбу и возглавить, статья в сборнике «О Героях былых времен», Клинцы, 2010, стр.102-103
8. Данченков Ф.С. Особое поручение, Киев, 1988, с.102-103
9. Дневник Н.Н.Попудренко, в книге: Партизанская война на Украине, Москва, 2010, стр.245
10. ЦДНИСО, ф.8, Оп.1, д.317, л.1
11. BAMA, RH 21-2/725b, RH 21-2/725b, Bl. 159-162, 173-176, 193-199.
12. Данченков Ф.С. Особое поручение, Киев, 1988, с.129
13. Данченков Ф.С. Особое поручение, Киев, 1988, с.140
14. Дневник Н.Н.Попудренко, в книге: Партизанская война на Украине, Москва, 2010, стр.251-252
15. Дневник Н.Н.Попудренко, в книге: Партизанская война на Украине, Москва, 2010, стр.252
16. Данченков Ф.С. Особое поручение, Киев, 1988, стр.140-141
17. Дневник Н.Н.Попудренко, в книге: Партизанская война на Украине, Москва, 2010, стр.253-254
18. BАМА, RH 21-2/725b, Bl.172
19. Дневник Н.Н.Попудренко, в книге: Партизанская война на Украине, Москва, 2010, стр.254-255
20. Венки памяти, Клинцы, 2003, стр.328
21. Власенков В., Коваленко В.Г., Судьбы людские, Брянский рабочий, № 18-19, 2000
22. Венки памяти, Клинцы, 2003, стр.328
23. Власенков В., Коваленко В.Г., Судьбы людские, Брянский рабочий, № 18-19, 2000
24. BАМА, RH 21-2/725b, Bl.162
25. BАМА, RH 21-2/725b, Bl.173
26. BАМА, RH 21-2/725b, Bl.175
27. BАМА, RH 21-2/725b, Bl.159-160
28. BАМА, RH 21-2/725b, Bl.160
29. BA, R55/1292, Bl.64-67,69, Цит.по: Петров И., И еще раз о телеграмме Молотова, http://labas.livejournal.com/903179.html
30. Власенков В., Коваленко В.Г., Судьбы людские, Брянский рабочий, № 18-19, 2000
31. Веселовский Б.В., Скрытая биография, М., 1996, стр.70
32. Власенков В., Коваленко В.Г., Судьбы людские, Брянский рабочий, № 18-19, 2000

Список сокращений:

1. ЦНИБО – Центр новейшей истории Брянской области
2. ЦДНИСО – Центр документации новейшей истории Смоленской области
3. BAMA - Bundesarchiv-Militärarchiv Freiburg, Военный архив, Германия
4. BA – Bundesarchiv
5. РГАКФД - Российский Государственный Архив Кинофотодокументов

Tags: Майор Галюга, Партизаны
Subscribe

  • Он дождался

    Вначале ему повезло - его не стали валить удавкой - если бы свалили, мог сломаться сам и повредить переходы станции метро. Потом повезло - на…

  • Мысли через запятую (не сравнение)

    Несколько цитат из книги Д.Хаустова "Джордж Оруэлл и политическая антропология" ++++++ По замечательной тавтологии Шмитта "содержание и объем своих…

  • Бинго-2019

    Внимание-внимание. Получен ответ на вечный вопрос русской интеллигенции: зачем же нужен прицеп СКИФ? Всего лишь сопоставим два текста: Текст№1…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Он дождался

    Вначале ему повезло - его не стали валить удавкой - если бы свалили, мог сломаться сам и повредить переходы станции метро. Потом повезло - на…

  • Мысли через запятую (не сравнение)

    Несколько цитат из книги Д.Хаустова "Джордж Оруэлл и политическая антропология" ++++++ По замечательной тавтологии Шмитта "содержание и объем своих…

  • Бинго-2019

    Внимание-внимание. Получен ответ на вечный вопрос русской интеллигенции: зачем же нужен прицеп СКИФ? Всего лишь сопоставим два текста: Текст№1…