all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Categories:

Кристиан Унгвари. Венгерские оккупационные войска на Украине 1941-1942 - Вторая часть

Под катом продолжение статьи Кристиана Унгвари:

Начало здесь - первая часть



102 пехотная дивизия зафиксировала похожие результаты: на 20 апреля, когда были заняты Журавка, Харпач, Андреевка и Старый Хутор дивизия доложила об уничтожении 500 партизан, в то время как собственные потери составили 8 убитых и 30 раненых. Схожая ситуация была и 24 апреля. Неудачная атака партизан на Навлю стоила им 300 жизней, а собственные потери дивизии составили при этом 6 убитых и 19 раненых.

Немцы быстро поняли, что венгерские методы никоим образом не способствуют реальной борьбе с партизанами. «С учетом пропаганды противника, их недисциплинированность и абсолютно произвольное поведение по отношению к местному населению могли принести только вред немецким интересам. Грабежи, изнасилования и другие преступления были обычным делом. Дополнительную неприязнь местного населения вызывал, очевидно, тот факт, что венгерские войска не могли нанести поражение противнику в боевых действиях». (38) Немецкий офицер связи, прикомандированный к 105-й легкой пехотной дивизии жаловался с одной стороны на «преувеличенную вежливость», а с другой на отсутствие руководства. Венгры также не желали сотрудничать со вспомогательной полицией, так как не доверяли ей. Они также нарушали политический суверенитет Локотского округа самоуправления.

Следующие таблицы показывают статистику антипартизанской деятельности венгерских подразделений:

Унгвари таблица-3-5

108 легкая пехотная дивизия

Хотя в конце декабря 1941 года 108-я легкая пехотная дивизия была развернута в районе Харькова, уже вскоре, в результате зимнего советского наступления, она была отправлена на фронт. В течении марта дивизия потеряла около 40% личного состава. После получения пополнения дивизия была развернута в районе вокруг Брянских лесов. Она завершила свое сосредоточение в районе Путивля 11 июня. Разведчики докладывали, что около 1200 партизан - разделенные на группы по 80-100 человек - действовали в лесах вокруг этого района. Дивизии были также приданы: батальон 105 легкой пехотной дивизии, 450-й (туркестанский) пехотный батальон, немецкая огнеметная батарея, взвод гусар, рота венгерских инженеров и 3 других немецких роты. Действия партизан в то время характеризовало то, что тяжелым атакам подверглись даже эти серьезные силы после их развертывания. Так, гарнизон села Хижки (28 километров к северу от Конотопа) был атакован и в результате все члены вспомогательной полиции и три жандарма были убиты.
Генерал Фридеричи издал приказы о планируемой операции 19 июня. Дивизии было приказано прочесать район к северо-востоку от Конотопа с юга на север, особенно деревни между Десной и линией Вотка-Ивот-Ивотка, район, который считался особенно сильно "зараженным" партизанами. После завершения операции дивизия должна была присоединиться к 2-й танковой армии и обеспечить безопасность линий снабжения в районе Середина Буды. Фельдкомендатуры FK197 и FK194 обеспечивали политическое и административное руководство операцией, а военное руководство осуществлялось восточной венгерской оккупационной группой. Во время проведения операции силы ГФП подчинялись немецкому штабу, в то время как один взвод ГФП был придан 105-й легкой пехотной дивизии. Фридеричи встал перед такой проблемой: многие из партизан носили униформу и не могли рассматриваться как повстанцы: "Это не (...) остатки русских войск, окруженных летом 1941 года, скорее это банды различного размера и силы, то есть реальные партизаны. В некоторых случаях было доказано, что эти "реальные" партизанские группы возглавлялись военнослужащими регулярной армии, в частности офицерами и комиссарами. Кроме того, было доказано, что они привлекали к своим операциям парашютистов. Однако, это не меняет того факта, что существует фундаментальное отличие между ними и остатками регулярных русских войск, встречающимися в других местах". (49) Поэтому согласно данного приказа захваченные партизаны - включая тех, кто захватывался в униформе парашютистов - рассматривались как бандиты. Даже на Восточном фронте этот подход не получил всеобщего признания. В это же самое время Корюк 532 запрещал казни людей, захваченных в военной униформе. Группа ГФП 1 также передавала плененных ими парашютистов в лагеря военнопленных. (50)
Венгерское наступление началось 20 июня, но даже с поддержкой бронетехники не удалось занять две важных деревни в этот день. Венгры арестовали 34 жителей Петровки на основании захваченных документов. Двое были казнены немедленно, остальные переданы ГФП. Однако, операция не удалась, так как 23 июня партизаны (около 300 человек с 60 повозками) смогли выйти из окружения к югу от Берюча (Бурыни?-прим.пер). В течении операции трем венгерским инженерам и двум немецким водителям грузовиков удалось бежать из партизанского плена. Они сообщили, что треть партизан составляют женщины и подростки в возрасте от 13 до 16 лет. Очевидно, настоящие партизаны имели татуировку звезды на своем теле, у женщин эта татуировка делалась под грудью. Беглецы сообщили, что снаряжение и вооружение партизан частично состоит из имущества, захваченного у венгров. Каждый пятый партизан был вооружен автоматом и половина из них носила венгерскую униформу. Своих раненых партизаны не бросали и везли с собой. Генерал-майор Боганьи не скрывал своего гнева по поводу провала операции. Он издал следующий приказ: "У меня создалось впечатление, что сегодняшняя операция по прочесыванию леса к северу от Путивля провалилась по той причине, что партизаны живут в окруженных деревнях и они просто остались в них, или вернулись в них после начала нами операции, при этом приняв вид мирных жителей. По этой причине деревни Яцыно, Шарповка, Ивановское, Зозулино и близлежащие деревни определенные командиром 34-го пехотного полка должны быть сожжены, а все мужское население в возрасте от 15 до 60 лет уничтожено. Все мужчины, происходящие из этих деревень, успевшие добраться до Путивля, а также женщины имеющие коммунистические знаки (Советская звезда под грудью) также должны быть казнены...
3. В связи со взрывами мин, которые продолжались сегодня в окрестностях Берюча (Бурыни?), 10 человек из Берюча (Бурыни?), а также по 5 человек из трех близлежащих сел должны быть казнены. Следует также довести до населения, что количество казненных будет удвоено в случае, если подобное повторится.
4. Новая Слобода должна быть сожжена. 26 июня к выполнению этого задания должны приступить: моторизованная рота вместе с батареей ПВО и достаточным количеством пехоты. При малейших признаках сопротивления мужское население должно быть уничтожено." (51)
Трудно объяснить чем руководствовался Боганьи отдавая столь жестокие приказы. Хотя он должен был уведомить Фридеричи о том, что инициируемые им санкции вызваны взрывами, но все же он находился на должности, которая давала возможность принимать такие решения. Он имел пространство для маневра, так как многие другие немецкие командиры в тот же период времени запрещали акции коллективного возмездия. Можно только предположить, что Боганьи использовал эти казни в качестве сдерживающего фактора и фактора устрашения. При этом он никак не может быть обвинен в политической мотивации, так как даже после войны у него не было обнаружено симпатий к национал-социализму.
Согласно его доклада от 7 июня 1942 года, 250 партизан было убито в бою у Путивля и еще 143 было взято в плен и эти пленные были также немедленно повешены или расстреляны. Тем не менее, добыча была довольно жалкой: 6 гранатометов, 24 ленты с боеприпасами, 6000 пехотных комплектов боеприпасов, 420 коктейлей Молотова, 2 одеяла, 1 грузовик, 1 радиопередатчик, 17 свиней и 1 корова. Эти цифры показывают, что большинство из тех кто был убит не были вооружены. Согласно советских источников, Новая Слобода была атакована 6 июня. В течении акции 407 жителей деревни были либо казнены венгерскими пехотинцами и немецкой танкистами, или сожжены заживо в своих домах. (52)
Между тем, партизаны становились все активнее и распространяли свое влияние к западу от Брянских лесов. Во время одной из таких атак они заняли стратегически важную деревню Гремяч, а также железнодорожную станцию Знобь. Они даже построили мост через Десну. Их атаки дестабилизировали район, который ранее считался спокойным. Контроперация - "Операция Рекс" - была проведена 105-й пехотной дивизией, усиленной тремя венгерскими батальонами. Она оказалась неудачной: не удалось даже достичь железнодорожной станции Знобь и в результате пришлось отказаться от плацдарма на Десне контроль над которым был ранее установлен. В течении операции батальоном было потеряно 15 человек убитыми, 64 ранеными и 2 пропавшими без вести. (53)
Докладывая о ситуации в тыл командир ГФП, приданный Армии Района Б сообщал:"Несомненно существуют 4 сильных и хорошо организованных партизанских банды, действующих в районе населенных пунктов Кролевец-Путивль- Середина Буда-Новгород Северский. Первый партизанский отряд количеством от 2 до 3 тысяч бойцов под командованием генерал-майора Колпака. Этот отряд в основном действует в районе Кролевец-Путивль-Глухов. Вторая группа, количеством около 500-600 человек, базируется к востоку от линии Путивль-Глухов, в болотах, которые расположены в треугольнике Теткино-Городок-Бруски. Другая группа, известная как "Ворошилов" и количеством от 2 до 3 тысяч человек дислоцируется в лесах между Середина Будой и Марчихиной Будой.
Лесной район между Новгород Северским и Семеновкой в настоящее время используется четвертой группой, также количеством от 2 до 3 тысяч бойцов, Этой группой командует Федоров (псевдоним Орленков). (...)
Кроме этих групп несколько партизанских отрядов действуют автономно, 8 других партизанских отрядов действуют в Брянских лесах.
а) Организация и задачи
Большие подразделения упомянутые выше состоят из нескольких небольших групп, каждая количеством от 300 до 400 человек. (...) Отдельные отряды организованы по военному образцу и состоят из 2-3 рот. Специальные войска, включая лучших оперативников прикомандировываются к каждой дивизии. Есть инженерные подразделения и специалисты-взрывники, медицинские и тыловые подразделения, группы, отвечающие за разведку и пропаганду. Медицинская помощь оказывается квалифицированными врачами и медсестрами. (...)
Руководство России придает особое значение помехам в экономическом развитии оккупированных районов. Именно по этим причинам жестоко преследуют и казнят членов украинской вспомогательной полиции, колхозников и иных работающих на германские власти. Партизаны часто маршем проходят через деревни и устраивают засады и днем и ночью. Цель состоит в том, чтобы убедить местных жителей в том, что партизаны контролируют ситуацию и в том, что их приказы следует выполнять.
Население, напуганное террором, развязанным партизанами становится объектом их пропаганды как устной, так и проводимой с помощью листовок. Кампания в первую очередь фокусируется на следующих аргументах: "В долгосрочной перспективе Советы победят потому что на их стороне наиболее могущественные мировые державы. Когда оккупированные немцами территории будут возвращены, тех кто несмотря на предупреждения сотрудничал с немцами ждет страшная кара. Все те, кто хотя бы временно работал на немцев, но сейчас одумался и готов работать с партизанами будут великодушно прощены и освобождены от наказания".
В некоторых случаях, в рамках этой пропагандистской кампании партизаны разоружали и захватывали в плен членов Украинской вспомогательной полиции и отпускали их домой целыми и невредимыми. Но затем они угрожали им расстрелом, если они возвращались на службу к немцам.
Наши обязательные экономические меры и сборы крупного рогатого скота используются партизанами в пропагандистских целях: они неоднократно указывали крестьянам, что немцы требуют больше чем Советы и не уважают частную собственность. Лозунг, который начал циркулировать в областях, указанных выше: "Одна корова, взятая без справедливого обоснования означает двух новых партизан в лесу". В некоторых случаях они даже платят за реквизированный скот". (54)

Унгвари таблица-6

Сотрудничество с СД и участие в Холокосте

К сожалению, ни одно из дел, хранившихся в административных офисах СД не сохранилось в архивах. "Доклады об инцидентах" существуют только для периода до весны 1942 и они содержат тенденциозную и неточную картину венгерской деятельности. Они "ведут (...) себя хуже, чем большевики", (55) "в Гонведе главную роль играют бывшие польские офицеры и евреи (...) Украинские официальные лица (...) предупреждались и арестовывались иногда за то, что они сотрудничали с немецкими властями", (56) "венгры считали оккупированную ими территорию частью Венгрии. Они принесли туда свою полицию и администрацию", (57) "Куда ни пойдешь - оккупация венграми и румынами рассматривается как худший вид зла. Существует общее мнение, что поведение венгров и румын на оккупированных территориях мотивируется исключительно жадностью и похотью".(58) Много таких преувеличений и неточностей можно найти на страницах документов. Согласно некоторым из них венгерские солдаты любили спрашивать у евреев о местах проживания украинских 14-15-летних девочек для того, чтобы изнасиловать их и так далее. Офицеры СД, как правило, игнорировали тот факт, что евреи к тому времени уже были уволены из венгерской армии и в большинстве своем венгерские офицеры были антисемитами, а не семитофилами. (59)
Мы смогли обнаружить только один доклад СД за период с апреля по декабрь 1942 года в котором упоминались венгры. Это доклад зондеркоманды из Чернигова, которая - по приказу генерала Фридеричи - принимала участие в операции зачистки, осуществлявшейся венгерскими оккупационными войсками 7 июля 1942 года. Штат зондеркоманды вместе с водителями и секретарями составлял около 50-90 человек и должен был выполнять и административные задачи, в дополнение к казням и допросам. Они не могли бы передвигаться свободно в партизанских районах без военной поддержки. По этой причине, подразделения СД всегда привлекали местные воинские части для выполнения своих тактических задач. Они также использовали военные грузовики, бензин, боеприпасы, а также привлекали дополнительных солдат для проведения блокад и рейдов. В районе Конотоп-Сумы-Середина Буда помимо полевых командных пунктов и вспомогательной полиции действовал только один немецкий полк и три венгерских дивизии. По этой причине операции СД в этом районе часто зависели от венгерской помощи. Венгры также передавали задерживаемых лиц в СД для проведения расследования. Вот какие детали содержались в докладе зондеркоманды: "В общей сложности расследования были проведены по 803 подозреваемым, из них 318 были расстреляны. После подготовки к расследованиям в районах Шостки, Ямполя, Середина Буды и Шиловичей были задержаны 16 июля 658 человек, из них 215 были расстреляны.
20 июля занялись районом Ямполя. С тех пор как тут появилась группа Колпака большинство деревень в районе Ямполя были заняты противником и операции полиции безопасности были временно отложены. (До тех пор пока венгры не очистили этот район - К.У.) (...) 24 июля группа была разделена на две по приказу генерала Фридеричи. Одна группа была прикомандирована к (венгерской) боевой группе "Тимар", в то время как другая присоединилась к боевой группе "Цвистер" (57-й полк).
26 июля занялись зачисткой Новгород-Северского: 39 человек было арестовано, 15 расстреляны. В нескольких деревнях, совместно с ГФП, были расследованы дела жителей эвакуированных из района Зноби, 186 человек из них расстреляны. Во время операции осуществлялось взаимодействие с боевой группой "Цвистер", была проведена зачистка района Понорницы. В результате 91 человек арестован, 41 из них расстрелян. Во время проведения зачистки остальных секторов, входящих в оперативный сектор ответственности боевой группы "Цвистер" стало очевидным, что политические функционеры оставашиеся на местах были плотно связаны с бандитскими группами. ГФП поэтому занято работой в этом районе. (...) Подразделения прикомандированные к боевой группе "Тимар" под командованием унтерштурмфюрера СС Хюша приняли активное участие в трех боях, проведенных группой "Тимар". 84 бандита были убиты в этих боях. Рейд по обеспечению безопасности был проведен в районах Шиловичи, Ямполь и Середина Буда. 1758 человек были арестованы в этих трех районах, из них 649 расстреляны.
Следующие аресты были осуществлены в северном секторе. Зачистки были проведены совместно с полицией безопасности зондеркомандой и СД: 3628 человек было задержано, из них 1508 были расстреляны, 2116 были освобождены. 423 человека из тех кто был расстрелян, либо были задержаны с оружием в руках, либо были посыльными или хозяевами явочных квартир бандитских групп. Остальные были политическими функционерами, которые были ликвидированы в соответствии с руководящими принципами полиции безопасности. Кроме того было убедительно доказано, что ликвидация политических функционеров лишила бандитов источников разведывательной информации, а также общей поддержки, так как было известно, что бандиты рекрутировали их из-за их принадлежности к политическому слою". (60)
Причины по которым были осуществлены эти массовые казни были явно надуманными. Партизанские успехи в большей степени обуславливались такой жестокостью оккупационных войск, нежели их убежденностью в коммунистических идеалах. Многие сельские жители перешли на сторону партизан так как только так они могли выжить. Тот факт, что многие бывшие коммунистические функционеры не были опасны показывает доклад фельдкомендатуры FK 194, в котором работники комендатуры доказывали отсутствие необходимости в ликвидации бывших коммунистов, которые демонстрировали свою лояльность с лета 1941 года. (61)
В некоторых случаях люди расстреливались по ошибке, так как они носили то же имя, что и подозреваемый. Это произошло, например, с человеком, которого расстреляли вместо начальника Прилукского военкомата. Доклад также выражал сожаление по поводу "разрушительного" поведения венгров, со ссылкой на бургомистра Путивля, который наблюдал, что венгры ничего не делали для борьбы с партизанами, но местные жители при их появлении убегали в леса, так они расстреливали даже женщин и детей в их селениях. Согласно этого отчета, Новая Слобода - село с населением в 4000 человек - было сожжено из-за одного, сделанного по ошибке выстрела. Доклад сделанный фельдкомендатурой FK 194 делал вывод: "Просто для полноты картины следует также отметить, что 18 июля - от 600 до 800 мужчин и женщин были доставлены в Шостку СД (...) Хотя большинство было освобождено, 260 из них, половина из которых женщины были расстреляны во дворе техникума." (62)
Большинство острых протестов против массовых казней было заявлено фронтовыми соединениями. 2-я армия и 2-я танковая армия запрещали акции коллективного возмездия и настаивали на том, чтобы о каждом таком факте сообщалось и проводилось расследование. Для своих собственных подчиненных за необоснованные казни предусматривалась ответственность и рассмотрение дела в военном трибунале. Однако эти санкции были невозможны в отношении СД. Тем не менее, попытки поставить под контроль деятельность СД были сделаны о чем свидетельствует приказ по командованию второй армии от 21 мая 1943 года. Начальник штаба генерал Хартенек протестовал против расстрелов, проводимых СД, которые "фактически саботировали наши усилия в том направлении, чтобы относиться к населению достойно и справедливо. Более того, наши приказы обращенные к местному гражданскому населению не учитываются и нашей пропагандистской кампании таким образом наносится непоправимый ущерб. Армия только сейчас получила частично или с задержкой отчеты об этих инцидентах. Необходимо иметь в виду, что о подобных инцидентах следует немедленно докладывать по линии отделов 1c" (63)
Когда дело дошло до антипартизанской войны и уничтожения евреев, существовало разделение труда между различными организациями, так называемое разделение сфер деятельности. Наказания невооруженных личностей рассматривались как дело полиции и поэтому передавались ГФП, полевой жандармерии и СД. Далее существовало разделение сфер деятельности уже среди этих органов. Где это было возможно ГФП и полевая жандармерия передавали евреев в руки СД, потому что это был орган для наказания "политически неблагонадежных элементов", в то время как ГФП и полевая жандармерия сосредотачивались на борьбе с воюющими партизанами. Ни солдаты Вермахта, ни союзных войск не должны были принимать участия в казнях евреев или убийствах заключенных. Это разделение труда базировалось на той точке зрения, что казни наносили ущерб самому ценному активу армии: дисциплине. В конце концов солдат не готовили к тому, что им придется убивать беззащитное гражданское население и они даже не могли быть уверены - или по крайней мере сомневались - в законности таких казней. Кроме того, от простых призывников нельзя было ожидать уверенности в том, что требовало огромного психологического напряжения, связанного с казнями. Поэтому, солдатам Вермахта почти всегда строго запрещалось принимать участие в казнях. Как организация, однако, Вермахт не только знал об этих убийствах, но и должен был координировать их. Местные и полевые посты приглашали представителей СД на свои совещания и все оперативные вопросы координировались между ними.
Даже такая организация как "Технические бригады сырой нефти", занимавшиеся ремонтом на нефтяных полях Кавказа, начинали свое совещание с участием различных организаций со следующей ремарки: "Участие представителей различных ведомств дает возможность нам дать краткий обзор сфер их деятельности. Отметим что:
1. Основной задачей СД является выявление всех элементов враждебных Германии и борьба со всеми враждебными тенденциями. СД также отвечает за борьбу с бандитами. (...) Кроме того, СД несет ответственность за уничтожение евреев. В Краснодаре, однако, евреев совсем немного". (64)
Генерал Агрикола, командующий Корюком 580, также приказывал: "Для того, чтобы обеспечить мир и порядок во всех тыловых районах армии, все сомнительные элементы - в частности, члены коммунистической партии, функционеры, комсомольцы и так называемые активисты, будь то мужчины или женщины - должны выявляться и ставиться на контроль.
Подозрительные и ненадежные элементы (если они должны быть устранены) должны перемещаться в Глуховский лагерь гражданских заключенных. Согласно списку рассылки этот приказ был также получен и в 102-й венгерской дивизии, потому что они в основном занимались такой транспортировкой. Отдельно было сделано дополнение для немецких войск: "ненадежные элементы должны ликвидироваться". (65) Можно с уверенностью предположить, что эта формулировка представляла собой приказ о расстреле евреев. В основном, однако, это делалось путем передачи их в руки СД. Так, например, в Сталино командование отдела Ic приказало всех подозреваемых евреев передать в руки СД для дальнейших действий. (66)
Некоторые историки утверждают, что Вермахт "зачищал" все города с населением менее 1000 человек от евреев. Однако, все говорит о том, что в тылу Группы Армий "Юг" Вермахт не участвовал в систематических очистках территорий от евреев. (67) Хотя в докладах упоминается об уничтожении евреев, но ни в одном месте нет упоминания Вермахта в этой связи. Большинство расстрелов производилось СД. Очень редко они проводились ГФП (мы нашли только один такой пример) или вспомогательной полицией. В некоторых случаях принадлежность преступников не упоминается в документах. Однако, такие случаи составляют единицы от общего объема и проводились под командой фельдкомендатур, виновные должны были бы быть из числа вспомогательной полиции или жандармерии. Хотя фельдкомендатура FK 197 включала в себя около 1500 немецких солдат и официальных лиц, 95% из них составляли сотрудники организации Тодта, Рейхсбана, строительного союза Шпеера и похожих организаций. Только три группы ГФП (180 человек) и около 3000 человек вспомогательной полиции были доступны комендатурам для проведения карательных операций.
Несколько примеров: (фельдкомендатура FK 607 Яготин): "Некоторые рассеянные евреи еще присутствуют. К вчерашнему дню было 1530 евреев в Пирятинском гетто. Затем проблема была решена СД. Немногие из них еще скрываются в гетто П. (...) Главы городов назначены частично немецкими, частично венгерскими властями". (68)
FK 197, 18.11.1941 года сообщает в VII отдел (отдел военной администрации) шестой армии: "Еврейский вопрос решен в Нежине". 14.01.1942г.: "Евреи расстреливались в Прилуках. Они распространяют слухи о зверствах". FK 198 2.02.1942г.: "Еврейскими семьями занялась полиция безопасности. Двое евреев, которые ушли в подполье без документов в Смородино, расстреляны вспомогательной полицией. В Прилуках несколько евреев было расстреляно в январе потому что они, якобы, распространяли слухи". 20.04.1942г.: "Осталось 1210 евреев в районе фельдкомендатуры. Особенно тяжело еврейское присутствие в городе Прилуки. Размещенные здесь евреи увеличивают нагрузку на продовольственные ресурсы, ухудшают санитарные условия из-за бедности еврейских кварталов. Еврейский вопрос здесь должен быть решен как можно быстрее. 19.6.1942г.: "Вопрос с евреями в городе Прилуки был рассмотрен СД в соответствии с местными инструкциями". (69) 23.7.1942г., Козелец: "ГФП проводит операции против евреев. Любые другие меры (питание и трудовые задания) таким образом больше не нужны". (70)
Фельдкомендатура FK 239, 24.10.1941: "Согласно сообщениям, полученным на сегодняшний день евреи покинули Хорол. Они назначены на работы. Окончательное решение вопроса предвидится в Миргороде". (71)
Фельдкомендатура FK 200, 20.6.1942г.: "В данном районе еврейский вопрос решался в течении октября-ноября 1941г. 1 пехотной бригадой СС, развернутой здесь. В течении мая 1942 года 24 оставшихся здесь еврея были выявлены в городе Белополье. Они были размещены в лагере, а затем направлены на принудительные работы". (72)
Доклад 213-й передовой дивизии, 16 апреля 1942г.: "Зондеркоманда СД решила еврейский вопрос в районе местного командного пункта 1/337 в Глобино. Несколько евреев до сих пор живут в районе Нехворощи и Солотончи, сообщается в докладе ГФП". (73)
Обвинение тех подразделений, которые принимали участие в убийствах евреев по своей собственной инициативе - хотя это не являлось частью их служебных обязанностей - это тяжкое обвинение. Подобные отчеты также существуют и в отношении венгерских войск: "10.02.1942г. Двое партизан и еврейская женщина были расстрелян при попытке побега венгерским патрулем в районе Холмы". (74) "Группа евреев снабжала продуктами партизан. Банда евреев была казнена", отмечено в отчете начальника штаба 105-й пехотной дивизии 22 декабря 1941 года. (75)
В докладе не содержится каких-либо данных о собственных потерях дивизии, или о захвате вооружения. Значимость этого доклада становится очевидной, так как высока вероятность того, что все еврейское население деревни - включая очень молодых и очень старых - было уничтожено. Венгерские войска предположительно получили доклад о том, что "евреи" помогают партизанам. Очень часто немецкие приказы указывали на то, что евреев нужно рассматривать как подозреваемых в связях с партизанами. Венгерские командиры получали сведения об этих приказах во время многочисленных оперативных встреч с немецкими властями. Тем не менее, не было такой настоятельной необходимости для венгерских командиров действовать с такой жестокостью. Некоторые действовали по другому: например, в Житомире венгерский штаб в городе помешал погрому, который был запланирован вспомогательной полицией. (76)
В дополнение к нескольким сохранившимся отчетам у нас есть косвенные свидетельства венгерского участия в Холокосте. На 210 странице каталога изданного Гамбургским институтом социальных исследований показана фотография, озаглавленная "выстрелы в шею". Фото отмечено, как сделанное в Чернигове и было использовано в каталоге как доказательство преступлений совершенных солдатами Вермахта. Однако на фото изображены не солдаты Вермахта. Оригинал этой фотографии можно увидеть в Будапеште. Оно иллюстрирует совместную карательную операцию, проведенную ГФП, венграми и вспомогательной полицией 28 февраля 1942 года в Чернигове. Виновные могут быть четко идентифицированы по их форме. Восемь сохранившихся фотодокументов иллюстрируют казнь около 40-60 гражданских лиц (идентифицированных как евреи, согласно надписи на обороте фото). Венгры очевидно несли службу по охране, в то время как ГФП было ответственно за "профессиональное проведение" операции.
Эти фотографии, которые стали популярными сувенирами в качестве "икон уничтожения" стали триггерами нескольких послевоенных расследований. Одно из таких расследований было сфокусировано на венгерском участии в уничтожении Гайсинского гетто. Ниже приводится цитата из предварительного расследования: "Я могу сообщить, что я провел расследование по делу Лайоша Кочиша, подозреваемого в совершении военного преступления. При предъявлении обвинения вдова Мате Яносне добавила 16 фотографий к докладу. Это стало доказательством незаконных казней на украинском театре военных действий.
Фото №1 было сделано в Гайсине в марте 1942 года, когда двое русских и один еврейский партизан были приговорены к смерти.
Фото №2, №3 и №4 показывали исполнение казней, приговоренных с фото №1.
Фото №5, №6 и №7 также сделаны в Гайсине несколькими неделями спустя, когда евреи были изгнаны - женщины, дети и мужчины.
Фото №8 и №9 были сделаны в течении того времени, когда жертв заставляли раздеваться.
Фото №10 и №11 показывают обнаженных жертв идущих к месту казни (их вели группами по 8-10 человек к окопам, где заставляли ложиться лицом вниз и стреляли в затылок).
Фото №12 показывает братскую могилу с мертвыми и смертельно ранеными жертвами. Некоторые из них оставались живыми и часы спустя (это ясно можно увидеть через увеличительное стекло)" (77) Следствие установило, что венгерские войска оцепили гетто в Гайсине. Казни осуществляли венгерские добровольцы, немецкая полиция и вспомогательная полиция.
Типичным отношением некоторых командиров было то, что перед отправкой своих солдат на Восточный фронт, они проводили с ними "партизанские упражнения" в гетто венгерских городов. Эти упражнения вырождались в грабежи, а евреи избивались без разбора. (78)
Немецкие власти с некоторой тревогой регистрировали интерес проявляемый венгерскими офицерами к массовым убийствам евреев. Офицер связи немецкого Министерства Иностранных Дел в генерал-губернаторстве составлял жалобу в которой среди прочих вопросов отмечал "туризм за убийствами" союзников Германии. Он выражал надежду на то, что венгров удалят оттуда.
"Мы постоянно сталкиваемся с выражением большого интереса венгерских офицеров к еврейскому вопросу и его решению в регионе Галиции. В этой связи можно отметить, что у венгерских офицеров были обнаружены фотографии еврейских братских могил в окрестностях Станислава. Невозможно остановить такие вещи поскольку венгерские офицеры имеют свободный доступ во все уголки Галиции". (79)
Отдел иностранной контрразведки Абвера в Лемберге подтверждал озабоченность, выраженную немецкими чиновниками. Был составлен список проступков, включая "деятельность венгерских офицеров по коллекционированию фотографий, связанных с отношением к евреям (работа на рытье окопов, лагеря, эвакуационные пункты)". (80)

Окончание здесь - третья часть

Tags: Венгрия, Вторая мировая война, Партизаны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments