all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Categories:

Кристиан Унгвари. Венгерские оккупационные войска на Украине 1941-1942 - Третья часть

Под катом окончание статьи Кристиана Унгвари:

Начало здесь - первая часть
Вторая часть




Проваленная оккупация

Дивизии венгерских оккупационных сил на Востоке сыграли особенную роль в истории немецкой оккупации. С ноября 1941 по январь 1943 года они пытались блокировать действия южной части самой крупной партизанской группы в Советском Союзе и также иногда проводили наступательные операции против партизан. В ходе этой деятельности они использовали методы, которые были равносильны по жестокости методам Вермахта. С лета 1943 года территория действия сдвинулась на запад, в район Припятских болот и не польскую территорию. Достаточно большое количество докладов о действиях венгерских оккупационных сил дошли до нас, но в них мы можем увидеть различные картины. Несмотря на то, что оккупанты - в частности старшие офицеры - остались теми же самыми теперь мы не наблюдаем расстрелов заложников, сжигания деревень и других произвольных действий. Конечно, частично на это повлияло общее изменение военной ситуации, но частично это связано и с изменением окружающей оккупантов среды (польское население, к которому венгры испытывали симпатию). Тем не менее, мы должны найти объяснение тому факту, почему венгерские оккупационные силы - от 60% до 70% которых составляли меньшинства славянского происхождения - смогли вести войну на уничтожение сравнимую с худшими образцами немецких оккупационных сил в течении 1941-1942гг.Офицерский корпус при этом в значительной степени состоял из резервистов и офицеров старшего возраста политическая активность которых была минимальной. Они не могут быть обвинены в правом экстремизме, не говоря уже о национал-социалистических взглядах.
Единственно возможное объяснение этой преступной деятельности можно найти во внешних условиях. Оккупационные силы, которые были совершенно недостаточно вооружены могли функционировать только с помощью акций устрашения и/или путем широкого сотрудничества с местным населением.
В течении зимы 1941 года, тыловой район Группы армий Юг имел в распоряжении всего лишь около 20000 немецких солдат. Существовали такие места как район Житомира, где 300 немецких чиновников и солдат отвечали за территорию площадью 80000 квадратных километров. (81) При таких обстоятельствах борьба с партизанами была бы эффективна только если бы удалось широко привлекать население на немецкую службу. В условиях военной экономики и политических национал-социалистических рамочных условий это было едва ли возможно, так как предполагало мотивировать население, предоставляя ему финансовые и политические возможности. В конце концов возобладало намерение использовать этот регион как "Германскую Индию". Поэтому основным инструментом оккупации стало управление через устрашение и террор. Гитлер поэтому требовал от оккупационных властей использования самых жестоких методов для запугивания и подавления местного населения. Он не был заинтересован в сотрудничестве потому что это противоречило бы его взглядам о превосходстве его собственной расы. Его приказы Вермахту были ясны: "Учитывая размер данного региона, войск, которые должны обеспечить безопасность на завоеванных восточных территориях будет достаточно только если вместо того, чтобы наказывать любое сопротивление законным юридическим и судебным преследованием, оккупационные власти распространят такой род террора, который только и станет способным разубедить местное население от всякого сопротивления". (82)
Венгерские командиры действовали именно в таком духе. В любом случае им не хватало вооружения и снаряжения, а также обучения, которые требовались для того, чтобы вести специальную войну против партизан. Местное население же являлось наиболее удобным объектом, так как всегда было под рукой. Разрушение деревень, опустошение целых районов были самым дешевым и наименее рискованным методом ведения антипартизанской войны. В отличии от немецкой армии в венгерском Гонведе не предусматривалось строгое разделение труда. Войска были уполномочены казнить партизан на месте даже если они не сопротивлялись аресту. Это началось с самого начала: уже во время операции в северной Трансильвании, когда случайный выстрел привел к кровопролитию, организованному венграми (220 гражданских жертв). Это было затем повторено с еще худшими последствиями в кампании против Югославии в апреле 1941 года (1122 жертвы среди мирного населения). Немецкие дивизии следили значительно больше за тем, чтобы репрессивные меры не осуществляли простые призывники, а исполняли специально обученные подразделения. "Порядок боевых действий в антипартизанской войне" изданный 1 декабря 1942 года еще раз подтвердил это разделение труда, указав, что партизаны должны расстреливаться ГФП или СД, но не регулярными частями Вермахта. Разделение труда и обязанностей существовало более или менее повсеместно и обеспечило Вермахту создание наиболее эффективной армии своего времени. Это также объясняет почему так много бывших солдат заявляют, что они ничего не знают о преступлениях совершенных Вермахтом. Дело в том - и это было практическим соображением - большинство солдат использовались в качестве пушечного мяса, а не в качестве палачей.
Союзники же Германии, напротив, были далеки от такого разделения труда. В дополнение к своим боевым обязанностям войска еще должны были обеспечивать исполнение юридических мер. Следствием этого стала потеря самоконтроля и постоянное ослабление боеготовности.
Ниже освещается тема сравнения числа партизан казненных Гонведом и Вермахтом.
В течении апреля, мая и июня весь тыловой район группы армий "Центр" докладывал о 11203 убитых партизанах. В контраст этому, только три венгерских дивизии сообщили о 5700 партизан убитых с марта по май - и это не включая данных из двух мартовских и одного майского докладов. С ноября 1941 по август 1942 года венгерские оккупационные силы на востоке доложили о том, что ими было убито 19000 партизан. Если же включить туда данные из утерянных докладов, предположив "обычные" цифры, то общее количество составит около 25000-30000 убитых партизан. В период до марта 1942 года только 102-я и 105-я дивизии убили 10132 партизана.
При рассмотрении этих показателей обращает на себя внимание следующий факт - в то время, как количество убитых партизан падает, количество собственных потерь дивизий постоянно растет. Это может означать тот факт, что когда антипартизанская война началась она состояла из систематических репрессий. Ниже приводится краткая информация о ежемесячных и ежеквартальных цифрах, относящихся к антипартизанской борьбе. Этими цифрами мы располагаем на сегодняшний день. В отношении данных, относящихся к отрядам ГФП следует учесть, что это были все-таки не боевые отряды и они поэтому почти всегда не имели собственных потерь.

Унгвари таблица-7

Унгвари таблица-8

Цифры показывают, что старшие офицеры СС и полиции доложили о самом высоком показателе убийств. Эти командиры командовали наиболее гнусными эскадронами смерти, айнзацгруппами, пехотными бригадами СС и полицейскими батальонами. 105-я легкая пехотная дивизия занимает второе место сразу вслед за ними. Особенно на начальном периоде войны эта дивизия расстреляла тысячи людей, хотя затем их успехи резко снижаются.
Оккупационные силы были способны сделать не очень много в борьбе против партизан. Партизаны имели аэродромы и даже мастерские по ремонту танков в Брянских лесах. Они также были вооружены гранатометами и артиллерией в то время как венгерские оккупационные дивизии не имели артиллерии вообще.
Одна дивизия имела по штату только 42 пулемета. Они даже не имели винтовок в достаточном количестве. Согласно утвержденных лимитов инженерные роты имели 220 солдат, но только 170 винтовок. Как временная мера использовалось то, что отряды пытались спасти и восстановить материальную часть советских войск, оставленную или поврежденную. Так, 105-я легкая пехотная дивизия собрала артиллерийскую батарею из обломков советской артиллерии. Они сделали это с помощью советского капитана артиллерии, который до этого работал переводчиком. (101) 102-я пехотная дивизия поступила аналогично и смогла восстановить 30 пулеметов "Максим" и восемь 8,2мм гранатометов советского производства. Недостаток боеприпасов часто приводил к тому, что использовались советские боеприпасы для винтовок, что часто приводило к уничтожению оружия. Скудное снабжение и плохое психологическое состояние солдат означало, что кризис может быстро вспыхнуть. "46-й полк жалуется на равнодушие и апатию войск. Венгерский врач передает на рассмотрение информацию о неизбежности предстоящего нервного срыва. Например, 8 офицеров и 118 солдат батальона 31/I которые были осмотрены - все сильно завшивлены. 38 человек имеют царапины, 75 имеют гингивит, якобы из-за дефицита витамина, в то время как еще 63 страдают от других заболеваний (бронхит, грипп, заболевания брюшной полости)". (102) Этот доклад был составлен немецким офицером связи, докладывавшим об условиях.
В любой кризисной ситуации небольшие группы развивают внутреннюю и внешнюю мораль. Все действия, которые ведут к выгоде сообщества имеют приоритет над благополучием всего остального мира. Такой подход особенно усиливается когда жизнь подвергается опасности. Солдаты вынуждены полагаться на самих себя и всегда будут преследовать свои собственные интересы за счет местного населения. Иерархия армии должна при любых обстоятельствах предотвратить этот раскол между внутренней и внешней моралью, который отравляет оккупационную политику. По этой причине солдаты должны подчиняться приказам, согласованным на высшем уровне, а не действовать по собственному усмотрению. Отчасти из-за озабоченности состоянием дисциплины и своей собственной эффективности немецкое военное руководство пыталось сдерживать воздействие преступных приказов Гитлера на войска. Когда наступление завершилось неудачей, стало очевидно, что в отличии от оригинального подхода принятого национал-социалистическим руководством Германии - жизненно необходимой вещью стало налаживание сотрудничества с местным населением. Обширные русские территории не могли контролироваться без активного сотрудничества с местным населением. Именно поэтому стало сдерживаться количество казней партизан и перебежчиков. Лечение партизанских перебежчиков на Украине символизировало этот сдвиг.
Генерал, командовавший войсками и с-in-с в тылу армий района Юг издал 2 июля 1942 года приказ о том, что партизанские перебежчики должны уничтожаться потому что иначе "для слабых натур мог бы быть стимул, что можно поддаваться давлению партизан и делать общее дело с ними в надежде, что потом можно будет уйти от заслуженного наказания путем бегства". (103) Даже в этот период времени старшими офицерами в других районах был принят другой подход. 5 апреля 1942 года командир Корюка 580 создал лагеря для перебежчиков в Дулаге 314, со специальными положениями регулирующими лечение и питание. (104) 10 апреля Корюк издал даже следующий циркуляр: "В интересах наших войск облегчить партизанам выяснение их отношений с коммунистами и евреями и привлечь их на свою сторону. К ним нужно относиться с достоинством как к военнопленным. Молва об этом быстро облетит все вокруг и усилит нашу пропаганду". (105) Еще летом 1942 года вопреки приказам своего руководства (тылового района армий района Юг), 213 дивизия (Группа Гильза) уже предоставляла партизанским перебежчикам преференциальный режим и даже выдавала им удостоверения личности. Было запрещено расстреливать людей в униформе русских солдат, даже если они воевали в тылу. "Грабеж и злоупотребление оружием будут преследоваться военно-полевым судом", так заканчивался приказ по Группе Гильза. (106)
Тот факт, что нижестоящие органы оказывали давление на начальство в пользу более умеренного поведения четко обозначен в представлении 57-го полка командующему Группы армий Б от 27 августа 1942 года: "Все заявления заключенных говорят нам о том, что как результат недостаточного питания и снабжения одеждой, настроение многих партизан становится беспокойным и эти партизаны уже готовы поддерживать систему комиссаров. Кроме того, против нас работает тот факт, что они знают, что будут расстреляны, если перебегут к нам - таким образом, если они остаются с партизанами - они хотя бы имеют шанс остаться в живых. (...) Полк поэтому повторяет свои предложения о том, что нужно регулярно транслировать деморализующую пропаганду среди партизан и обещать, что жизни перебежчикам будут безусловно сохранены. Конечно, это не должно касаться тех из них, кто в бою поднимает свои руки в окружении, в самый последний момент.
Также мы пока не ставим вопрос о том, чтобы освобождать перебежчиков и разрешать им перемещаться свободно. Скорее они должны перемещаться в заключение или трудовые лагеря.
В этой связи, конечно, обещания данные немцами могут нарушаться союзниками. Например, в 1941 году, в районе Гомель-Добрянка, партизан Чолищев, который пользовался определенной популярностью со своим отрядом был задержан и отправлен обратно в лес, чтобы убедить своих товарищей сдаться. Он смог вернуться с 35 партизанами. Несмотря на свой документ удостоверяющий личность и несмотря на его объяснения, что он действует от имени немцев он был расстрелян венграми вместе с 35 партизанами, которых он привел с собой". (107)
С провалом Блицкрига военные увеличили оговорки в отношении тотальной войны, которая могла иметь неприятные последствия для них самих. Существовал также страх советских репрессий против комбатантов. Поскольку война стала распространяться генералы признали, что методы используемые ими могут стать только триггерами циклов насилия и ответного насилия, что существенно ухудшает ситуацию. Эскалация жестокости бьет бумерангом по самим войскам, которые во многом зависят от сотрудничества с местным населением. Этот порочный круг можно разорвать только путем уступок и компромиссов. Где местные условия и требования центрального командования позволяли командиры пытались начать кампанию де-эскалации. Однако, это часто останавливалось через вмешательство начальства и это было очень трудно реализовать из-за отсутствия согласованности.
2-я танковая армия часто издавала приказы касающиеся обращения с партизанами, заключенными, разведчиками врага и гражданским населением. Эти приказы смягчали или ограничивали установки высшего командования о беспощадном подходе. Согласно установкам 2-й танковой армии, например, партизаны не расстреливались если они доказывали, что вынужденно стали партизанами и что еще не успели принести вред своими действиями. Расстрелы или повешения заложников были также запрещены. По своей собственной инициативе генерал-полковник Шмидт, командующий 2-й танковой армией отменил все противоречащие его собственным приказы верховного командования. (108)
Подобные приказы также издал Эрхард Фридеричи, командующий тыловым районом Армии района Юг, хотя он первоначально был сторонником "жесткой линии". Он потребовал, чтобы тщательные расследования проводились перед каждой казнью. Те кто были вынуждены вступить в партизаны или те, кто не знал что их деятельность составляет поддержку партизан - не могли быть казнены. Коллективная ответственность была также запрещена, поскольку такие меры скорее приносили пользу врагу.
В некоторых случаях, эти попытки де-эскалации также имели влияние и на венгерские подразделения. 30 мая 1942 года лейтенант Дулле, офицер связи венгерского батальона III/31 докладывал с некоторым удовлетворением, что "по крайней мере 108 реальных партизан (sic) было убито. Группа сознательно решила не сжигать деревни и не расстреливать тех жителей по которым не было ясно доказано, что они были партизанами или пособниками партизан". (109) Несмотря на такие попытки немецкие власти были не в восторге от венгров. Они постоянно жаловались на бескомпромиссный подход принятый венграми по отношению к местному населению. Индикатором такого подхода являлось и то, что венгерские командиры были совершенно не предрасположены к тому, чтобы рассматривать вопросы о зверствах своих солдат.
"Дисциплина солдат на дежурстве безупречна. Это однако резко контрастирует с отношением войск к местному населению. Ежедневные грабежи, часто под дулом пистолета, надругательства и изнасилования достигли такого уровня, что твердая уверенность местного населения в германском Вермахте, заслуженная предыдущим периодом времени сейчас под серьезной угрозой. Никакие приказы не дают никакого эффекта". Офицер связи 46-го пехотного полка жаловался, что "после постоянного вмешательства немецких властей, которые часто вмешиваются по всяким пустякам, командиры сейчас находятся сейчас в высшей степени недовольства. Это уже привело к нескольким столкновениям, которые впоследствии были решены, после многочисленных консультаций. Я больше не готов обсуждать этот вопрос". (110)
Генерал Шнейдер, командир 5-й танковой дивизии, который был в контакте с венграми в течении зимней кампании 1942-1943, был настолько потрясен эксцессами с гражданским населением, что он послал строго конфиденциальное представление во 2-ю танковую армию. В этом представлении он сослался на свой личный опыт, приложил материалы своего отдела Ic, а также точки зрения своих командиров и потребовал, чтобы его жалобы были рассмотрены немедленно. (111)
С самого начала венгры в России считали, что они принимают участие не в "их войне". Оккупационные силы были использованы венгерскими политиками, чтобы удовлетворить германские требования вооруженной помощи. С самого начала каждый солдат, который нес службу в этих подразделениях должен был чувствовать, что оккупационные силы были выражением экономики, как и с человеческой, так и с материальной точки зрения. Венграм не нужно было рассматривать экономические последствия своих действий, так как они в любом случае не получали никаких дивидендов от функционирования хозяйства в этом регионе в будущем. Это еще больше усилило ощущение "гостя" на этом театре войны. И это, и то, что - с учетом превалирующих условий - антипартизанская война могла быть проведена только с использованием жестоких мер, привело к тому, что радикальное поведение венгерских оккупационных сил было осуществлено в столь разрушительной манере.


1. Jan Phillip Reemstma (ed.) Vernichtungskrieg. Verbrechen der Wehrmacht 1941 bis 1944. Exhibition catalogue, Hamburg 1996.
2. Этому вопросу посвящены работы: Omer Bartov: Hitlers Wehrmacht. Soldaten, Fanatismus und die Brutalisierung des Krieges. Reinbek bei Hamburg 1995, Hannes Heer/Klaus Naumann: Vernichtungskrieg, Verbrechen der Wehrmacht 1941 bis 1944. Hamburg 1995., Walter Manoschek: „Serbien ist judenfrei“. militдrische Besatzungspolitik und Judenvernichtung in Serbien 1941/42. Munich 1993.
3. BA-MA RW 41/1, Командующий Вермахтом на Украине, сообщение за апрель и май 1942 года.
4. BA-MA RH 22/182, Сводка из оперативного дневника 105-й пехотной бригады за 7.12.1941.
5. BA-MA, N 22/182.
6. Truman O. Anderson: A Hungarian Vernichtungskrieg? In: MGM 2000/1, p. 353, также упоминание об этом есть в украинском источнике: Венок бессмертия, Ред.Стелюха М.В., Киев, 1988, стр.57-61
7. Anderson (as Note 4), p. 354.
8. BA-MA, N 22/182.
9. BA-MA, WF 03/7361, 5. Сводный рапорт 105-й легкой пехотной дивизии до 31.03.1942., Bl. 1117.
10. BA-MA, N 22/182.
11. Например, 5 рота 14 полка полиции докладывала, что 16-летняя дочь и сын в возрасте 1 года, члены семьи, которая скрывала советского генерала не были казнены. (BA-B, R 20/6, fol.1, and R 20/11, p. 241)
12. BA-MA, RH 22/200, ГФП Группа 1, прикомандированная к 105-й венгерской легкой пехотной дивизии, 04.01.1943.
13. BA-MA, N 22/34.
14. BA-MA, WF 03/7361, 5. Сводный рапорт 105-й легкой пехотной дивизии, л.1064
15. BA-MA W 03/3289-1, ежедневный рапорт Келети
16. BA W 03/3292, FK 197 доклад об антипартизанской операции в районе Сребного.
17. BA-MA RH 22/31, Приказ по группе Армий «Юг» Iа, лист без номера
18. BA-MA RH 22/31, Приказ генерала Эрхарда Фридеричи от 04.07.1942
19. BA-MA WF 03/7460, 07.07.1942.
20. BA-MA, N 22/7460.
21. BA-MA RH 22/31, 28.08. и 07.09. 1942.
22. BA-MA, N 22/31 10.09.1942
23. BA-MA WF 03/7361 Выдержка из журнала боевых действий 105 дивизии
24. BA-MA, N 22/182.
25. BA-MA RH 22/182, доклад от 21 апреля 1942 года
26. BA-MA RH 23/174 Корюк 580, Доклад о боевых действиях королевской венгерской 102 легкой пехотной дивизии и королевского венгерского 46 пехотного полка за апрель 1942 года
27. BA-MA RH 23/173
28. BA-MA RH 23/173, 3 апреля 1942 года
29. BA-MA RH 20-2/323, доклад 102 дивизии от 3 апреля 1942 г.
30. Для получения более подробной информации о Каминском и Локотском самоуправлении читайте: Alexander Dallin: The Kaminsky Brigade. A Case Study in Soviet Disaffection. In: Alexander and Janet Rabinovitsch (ed.) Revolution and Politics in Russia, Bloomington und London 1972, pp. 243-280.\
31. BA-MA RH 23/174, 17 апреля 1942г.
32. BA-MA RH 21-2/558
33. BA.MA RH 22/174
34. BA-MA RH 23/173, 10 апреля 1942г.
35. BA-MA RH 20-2/401, 29 апреля 1942г.
36. BA-MA RH 23/176, ежедневный доклад 6 пехотной дивизии
37. BA-MA RH 23/173, 3 апреля 1942г.
38. BA-MA RH 23/176, доклад подполковника Крувеля о его опыте от 29 мая 1942г.
39. BA-MA RH 20-2/323, сводка боевых действий 102-й легкой пехотной дивизии
40. BA-MA RH 22/182, 7.4.1942, Венгерские оккупационные войска на Востоке, доклад генерал-лейтенанта Олжая
41. BA-MA RH 23/174, S. 261., Сводка боевых действий 102 легкой пехотной дивизии и группы Бауманна за апрель1942г.
42. BA-MA RH 20-2/323, сводка о боевых действиях группы Бауманна
43. BA-MA, N 22/7361, лист 1062.
44. BA-MA RH 20-2/323.
45. BA-MA RH 20-2/323, сводка о боевых действия группы Бауманна. Согласно данного документа, жертвы понесенные группой к 22 марта включали в себя 3 убитых и 11 раненых солдат. Согласно дела RH 22/34 (ненумерованные листы), они убили 110 партизан в боях между 23 февраля и 24 марта, в то время как еще 369 партизан были уничтожены «иным образом».
46. BA-MA RH 23/174, p. 261, сводка о боевых действиях 102 легкой пехотной дивизии и группы Бауманна за апрель 1942г.
47. BA-MA RH 20-2/323.
48. BA-MA RH 23/173, p. 373
49. BA-MA RH 22/31, 19.06.1942
50. BA-MA RH 21-2/403, 15.07.1942
51. BA-MA RH 22/46, доклад от 25 июня 1942г.
52. Truman O. Anderson p. 362 (as Note 4.), источники из Черниговского архива
53. BA-MA RH 22/86, 06.09.42
54. BA-MA RH 22/31, Командир ГФП в группу армий Б, 12 августа 1942г.
55. BAR 58/217 EM No. 23, p.169, 15 июля 1941г.
56. Эти утверждения были фантазиями официальных лиц СД. В это время в Венгрии уже действовали Нюрнбергские законы и все офицеры еврейского происхождения уже были уволены из армии. BAR 58/217 EM No. 23, p. 170, 15 июля 1941г.
57. BAR 58/214, 8. 7. 1941
58. BAR 58/217 EM No. 81, p. 12, 12 августа 1941 г.
59. Эти примеры наглядно показывают, что некритическое восприятие сведений из "Докладов об инцидентах" СД, а также их докладах об операциях и ситуациях на местах, могут привести к неверным выводам, как и случилось когда ряд документов был опубликован на «Выставке Вермахта».
60. BA-MA, RH 22/31, Рапорт СД команды под руководством полиции безопасности и СД прикомандированного к фронтовым войскам Армии Региона Б, Секретно, 15 августа 1942г.
61. BA-MA, WF 03/7458-9, Sheet. 986, Похожий доклад был сделан и подразделением WI-IN юг, после их визита к WI-KDO Чернигов, жаловавшейся на непоколебимость установок принятых СД. (RW 46/7, Kriegsverwaltungsrat Wagner, 8.3.1943).
62. BA-MA WF 03/7458-9, Sheet 986
63. BA-MA RH 23/187, p. 279, 21 мая 1943г.
64. BA-MA RW 46/690, Секретно, дело от 29.12.1942г.
65. BA-MA RH 23/173, 2 апреля 1942г.
66. BA-MA RH 22/86, p. 27
67. Смотрите, например, Hannes Heer: In: Gehorsam bis zum Mord? Zeit-Punkte 3/1995, p. 72, Vernichtungskrieg, Verbrechen der Wehrmacht. Exhibition catalogueu, p. 114, Killing Fields. Die Wehrmacht und der Holocaust, in: Vernichtungskrieg. Verbrechen der Wehrmacht, pp. 61-75. Хеер в основном обосновывает свою точку зрени тем, что на территории под командованием Районного комиссара Эррена, Вермахт зачищал территории от евреев. Он переводил "зачищал", как "убивал". Доклады Корюка Б и Корюка Юг, приведенные ниже, позволяют сказать нам о том, что такая точка зрения необоснована.
68. BA-MA WF 03/7458-9, Sheet 643
69. BA-MA RH 22/204, BA-MA WF 03/7458-9, Sheets 116, 136
70. BA-MA WF 03/7458-9, Sheet 52
71. BA-MA WF 03/7458-9, Sheet 389
72. BA-MA WF 03/7458-9, Sheet 349
73. BA-MA WF 03/7458-9, Sheet 277
74. BA-MA, N 22/173
75. BA-MA, N 22/11
76. Hilberg, Raoul: Die Vernichtung der europдischen Juden. Fischer Verlag Frankfurt 1990, p. 317
77. Magyar Kцztбrsasбg Belьgyminisztйriumбnak Irattбra, Magyar Бllamrendхrsйg Budapesti Fхkapitбnyбnak Politikai Rendйszeti Osztбlya. Kocsis Lajos ьgye. Rendezйs alatt. [Архив Министерства Внутренних Дел Венгерской республики, Венгерская государственная полиция, департамент политической администрации, дело Лайоша Кочиша. Без архивного номера, от июня 1946г.
78. Gosztonyi Pйter: Szombathelyi Ferenc visszaemlйkezйsei. New Brunswick, 1980, p. 45
79. Политический архив МИДа Германии - Political archives of the German Foreign Office (далее - PA-AM) R101884, запись Эриха Клецля от 23 ноября 1943 года.
80. PA-AA R101884, Отдел Иностранной контрразведки, Офис Абвера в Лемберге, 24.02.1944г.
81. BA-MA RW 41/1, доклад от февраля 1942г.
82. Дополнительный приказ изданный Вильгельмом Кейтелем в развитие приказа фюрера по принципам войны на востоке от 23.07.1941г.
83. BA-MA WF 03/15831 Командующий полевой полицией Группы армий 103
84. BA-MA RH 22/31 ГФП директор, рапорт за май 1942г.
85. BA-MA RH 22/173 ГФП директор, рапорт за июль 1942г.
86. BA-MA RH 22/60, ГФП рапорт за август 1942г., от Армии района Б
87. BA-MA RH 22/86, p. 27
88. BA-MA RH 22/100, p. 52
89. Gerlach: Mдnner, In: Vernichtungskrieg, Verbrechen der Wehrmacht p. 434.
90. BA-MA, WF 01/2151, Sheet 816
91. BA-MA, RH 22/233
92. BA-MA, RH 22/233
93. BA-MA, RH 22/233
94. BA-MA RW 31/250, p. 144
95. BA-MA RH 23/173. 8000 уничтоженных согласно докладов Корюка были поделены как 7200 солдат и 1600 партизан, пособников, комиссаров, политруков, агитаторов и т.д. В течении этого периода Корюк также расследовал дела 6000 человек и послал 800 человек в тюрьму. В тот период времени Корюк включал в себя 1200 немцев, 2400 местных жителей, 3000 венгерских солдат и 3-4 тысячи служащих Службы порядка (Ordnungsdienstmдnner)
96. BA-MA RH 22/100, p. 52
97. BA-MA, RH 22/233
98. BA-MA, RH 22/233
99. BA-MA, RH 22/233
100. BA-MA RW 31/250, p. 144
101. BA-MA, RH 23/174, 15 ноября 1942г.
102. BA-MA RH 22/182, доклад от 8 мая 1942г.
103. BA-MA, RH 22/173
104. BA-MA RH 23/173, 5 апреля 1942г.
105. BA-MA RH 22/173, 10 апреля 1942г.
106. BA-MA RH 21-2/403, приказ по Группе Гильза, 20.07.1942г.
107. BA-MA, RH 22/31
108. BA-MA RH 21-2/535, Приказы касающиеся обращения с партизанами, разведчиками врага и местным населением, 03.03.1942 и 03.12.1942г.
109. BA-MA RH 23/176, доклад от 30 мая 1942г.
110. BA-MA RH 23/173, доклад офицера связи с королевским венгерским 46-м пехотным полком, 07.04.1942. p. 268
111. BA-MA RH 21-2/ v. 562, 4 танковая дивизия во 2-ю танковую армию, 28.03.1943

Tags: Венгрия, Вторая мировая война, Партизаны
Subscribe

  • Забавные недоумки

    Забавные клоуны эти "левые историки и обществоведы". Оскорбившись "похабными картинами с Лениным", которые представили на своей выставке брянские…

  • Тело в дело

    Выставка знаменитого художника в Москве, в феврале 2020 года. Фамилия художника состоит из четырех букв - третья буква "Л". Угадаете? А вот и не…

  • Разбор "трюкачества в живописи" в 1936 году

    Случайно наткнулся на один документ - может быть кому-нибудь пригодится. Имена известные упоминаются, гугл в помощь... Текст документа под катом:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments