all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Categories:

Личный фонд Фирсанова в Государственном Архиве Самарской области.

Сборники по итогам научных конференций выходят в Брянске через два года после их проведения.
Но спасибо, что хоть вообще выходят.
Сегодня вот получил этот: Брянщина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. Люди. События. Факты. Материалы научно-практической конференции, посвященной освобождению Брянщины от немецко-фашистских захватчиков (12 сентября 2013 года), Брянск, 2013

На стр.80-91 статья, которую предлагаю вашему вниманию под катом:



Кукатов Андрей Владимирович

Личный фонд Фирсанова в Государственном Архиве Самарской области.

Одним из перспективных источников, важных для разработки различных тем, в том числе истории партизанского движения на Брянщине являются фонды личных архивов участников событий. Одними из самых информированных людей по вопросу создания, начала деятельности и функционирования партизанских отрядов и подполья на территории нашего региона были работники Управления НКВД по Орловской области. Начальником этого Управления был капитан госбезопасности Кондратий Филиппович Фирсанов. Кроме того, Кондратий Филиппович стал первым начальником УНКВД-УМВД по Брянской области с июля 1944 по 31 мая 1949 года. (1) После того, как генерал-майор Фирсанов в феврале 1954 года был снят с должности министра внутренних дел Башкирской АССР «за допущенные серьезные ошибки в руководстве органами МВД республики» он был назначен заместителем начальника Кунеевского ИТЛ, который находился в Куйбышевской области. С того времени жизнь Фирсанова была связана с этим регионом. Еще два года он находился на службе, работая заместителем начальника УИТК УМВД Куйбышевской области. А с 1960 года Кондратий Филиппович Фирсанов был уволен в запас. Проживал в городе Куйбышеве. Прожил до 1993 года и скончался на 91 году жизни уже в городе Самаре, которой было возвращено историческое название за два года до смерти Кондратия Филипповича Фирсанова.

Еще в 1977 году им были переданы в государственный архив Куйбышевской области материалы личного архива, которые сегодня составляют 242 единицы хранения фонда Р-5016 Центрального Государственного Архива Самарской области (ЦГАСО). Большинство материалов, хранящихся в этом фонде имеют отношение к истории Брянской области и, безусловно, заслуживают внимания брянских исследователей.

Узнав, через Интернет о том, что в Самаре хранится такой фонд автору, занимавшемуся в тот момент времени темой нелегальных организаций, действовавших во время оккупации в городах Брянске и Орджоникидзеграде показалось уместным и полезным ознакомиться с вышеозначенным фондом. Хотелось бы в положительном смысле отметить интернет-сайт ЦГАСО, который позволил не только ознакомиться с содержанием фонда, но и позволил отправить заявку на работу в архиве, получить положительное заключение и самое главное удаленно осуществить заказ интересующих дел. Таким образом, к приезду в Самару заказанные дела уже дожидались исследователя в читальном зале. Конечно, хотелось бы отметить и работников архива, которые своей оперативностью и благожелательностью помогли продуктивно провести работу в читальном зале Самарского архива.

Ознакомившись, практически полностью, с фондом Р-5016 представляется возможным дать его краткий обзор. Прежде всего, хотелось бы отметить, что биографии работников НКВД зачастую охватывают лишь их военный и послевоенный период. Материалы фонда включают в себя автобиографию Фирсанова, а также его трудовой список. Из этих документов мы узнаем, что трудовую деятельность Кондратий Филиппович начал в крестьянском хозяйстве отца, а в 1920 году поступил на работу монтером телефонно-телеграфной линии в Скопинском узле связи. В 1922 году он уехал в Ярцево Смоленской губернии и работал там чернорабочим на строительстве Первомайского железнодорожного поселка. С 1924 по 1926 год проходил службу в рядах РККА. А демобилизовавшись вернулся домой и устроился на работу в Скопинский уездный финансовый отдел (УФО) на должность налогового агента по 18 участку. Затем в течении 4 лет молодой сотрудник получал повышения последовательно становившись помощником налогового инспектора, налоговым инспектором, заведующим Спасским РайФО, а затем заведующим Епифанским РайФО Московской области. (2) Таким образом, до 1937 года страна знала скромного, уже 35-летнего финансиста райфинотдела Фирсанова и его последующий взлет, причем в сфере, которой он до этого совершенно не касался, безусловно, характерен для судеб периода Большого террора, когда целые пласты руководителей шли под нож, а им на смену приходили люди из кадрового резерва второго и даже третьего уровня. В бумагах Фирсанова никак не отражены его переживания этого периода, но можно себе их представить, если узнать, что с мая 1937 года он становится 2-ым секретарем Епифанского райкома партии, а с октября 1937 года первым секретарем этого же райкома ВКП(б). Но еще более ошеломительным выглядит следующий скачок в карьере Фирсанова: в декабре 1938 года он направляется на курсы руководящих работников при Центральной школе НКВД СССР, а уже 17 января 1939 года получает звание капитана госбезопасности и назначается начальником УНКВД по Орловской области. Кондратий Филиппович сменил на этом посту Пинхуса Шоломовича Симановского, одного из основных исполнителей и организаторов массовых репрессий на территории Орловской области, арестованного 13 января, то есть за 4 дня до назначения Фирсанова. На этой должности Кондратий Филиппович оставался в течении чуть более двух лет. Затем в феврале 1941 года было произведено известное разделение наркомата внутренних дел на два наркомата: НКВД и НКГБ. После этого разделения Фирсанов стал исполнять обязанности начальника УНКГБ по Орловской области (обязанности начальника УНКВД в это время выполнял Сапронов Николай Федорович). Однако, после начала войны, уже в июле 1941 года произошло слияние наркоматов и начальником нового объединенного УНКВД по Орловской области вновь стал Кондратий Филиппович Фирсанов.

Конечно, начальный период войны – время, которое до сих пор таит в себе достаточное количество так называемых белых пятен. В документах фонда Р-5016 мы можем найти достаточно много интересных подробностей этого периода. Особенный интерес представляют из себя документы по поводу создания на Брянщине истребительных батальонов.
Как известно, уже 23 июня 1941 года Орловский обком ВКП(б) рассылает секретарям горкомов и райкомов партии директивное письмо №861-с в котором предписывает «немедленно развернуть обучение населения по противовоздушной и химической обороне. Создать в каждом колхозе, совхозе, МТС, предприятии, учреждении, школе, учебном заведении и жилых домах городов группы самозащиты, посты ПВХО, санитарные посты и посты службы воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), установив круглосуточное дежурство… для получения немедленной информации о происшествиях и появлении самолетов противника… Организовать в каждом населенном пункте из числа коммунистов, комсомольцев и беспартийных боевые дружины по борьбе с воздушными и парашютными десантами, уничтожая их на месте». (3) А 25 июня 1941 года секретарь Орловского обкома Бойцов и Командующий ОрВО Тюрин обратились в Москву с просьбой «распространить действие Постановления Совнаркома от 24 июня о мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника на Орловскую и Курскую области». (4) Эта просьба была удовлетворена и таким образом на территории Орловской области началось формирование истребительных батальонов. Мы знаем, что практическую работу по созданию истребительных батальонов вели органы НКВД, поэтому уместно вспомнить, что начальником Брянского Горотдела НКВД был Суровягин Василий Иванович, а начальником Орджоникидзеградского Горотдела решением Бюро Орловского обкома ВКП(б) 3 июля 1941 года был назначен Бородавкин Владимир Иванович. (5) Согласно же книги авторства брянских чекистов «Всегда на боевом посту» начальником Орджоникидзеградского Горотдела был В.А.Костин. (6)

Как мы выяснили, работа по созданию и функционированию истребительных батальонов велась органами НКВД на основании Постановления СНК СССР от 24 июня 1941 года. Начальник управления НКВД по Орловской области Фирсанов К.Ф. в своих мемуарах писал о том, что «при Орловском управлении НКВД был создан штаб по формированию истребительных батальонов и руководству ими. Во главе штаба стали майоры Н.М.Масанов и М.А.Забельский. В короткий срок при активном содействии райкомов и горкомов ВКП(б) было создано 75 истребительных батальонов». (7) В архивном же документе Фирсанов добавляет, что командирами истребительных батальонов назначались «сотрудники НКВД, комиссарами - партийные работники...». (8)

В их числе были и истребительные батальоны Брянска и Орджоникидзеграда. К сожалению, деятельность городских истребительных батальонов освещается по большей части в документах, которые хранятся в архиве Управления ФСБ по Брянской области, и доступа к ним на сегодняшний день у исследователей нет. Поэтому даже в вопросе установления личностей командиров батальонов на сегодняшний день существуют противоречия. В книге «На боевом посту» одним из соавторов которой являлся руководитель областного управления КГБ М.О.Тарджиманов указывается, что «командирами брянских батальонов были назначены: городского – заместитель начальника горотдела НКВД младший лейтенант госбезопасности Филипп Алексеевич Садовников…, командиром Бежицкого батальона стал заместитель начальника горотдела НКВД В.И.Бородавкин». (9) С учетом того, что, как правило, руководителями истребительных батальонов назначались заместители начальников отделов НКВД по связям с милицией, данные назначения скорее всего и состоялись вскоре после 25 июня 1941 года. Однако, современный исследователь В.Н.Кучер указывает в своей работе специально посвященной бежицким партизанам, что первым командиром Орджоникидзеградского истребительного батальона был В.А.Костин, «сотрудник городского отдела НКВД, вскоре получивший новое назначение, а комиссаром был Лемешев, который через месяц был смещен с должности за несанкционированное применение оружия. Вот тогда-то и появились в истребительном батальоне А.И.Виноградов, а еще раньше комиссаром был назначен П.А.Рыжков». (10) Выше мы отмечали, что 3 июля 1941 года решением Бюро Орловского обкома ВКП(б) Бородавкин Владимир Иванович был назначен начальником Орджоникидзеградского Горотдела НКВД. Таким образом, если он к тому времени занимал должность командира истребительного батальона (который, конечно, еще не был сформирован к тому времени), то в связи с новым назначением он должен был быть освобожден от обязанностей командира батальона и на его место должен был быть назначен новый сотрудник. Возможно, им и стал В.А.Костин, упоминаемый Кучером, а после этого могло состояться назначение Костина начальником Горотдела (о котором мы писали выше) и затем уже командиром батальона стал А.И.Виноградов. Дополним, что в 1975 году бывший начальник Управления НКВД по Орловской области Фирсанов обратился в ИЦ при УВД Орловского облисполкома с просьбой уточнить персоналии лиц, назначенных начальниками истребительных батальонов. Ответ старшего архивариуса Л.Д.Трофимовой позволяет нам узнать точную дату приказа о создании истребительных батальонов в Орловской области – 27 июня 1941 года. То есть, просьба секретаря Орловского обкома Бойцова и командующего ОрВО Тюрина от 25 июня 1941 года о распространении постановления от 24 июня на Орловскую область была удовлетворена в кратчайшие сроки. Наконец, в ответе Трофимовой указываются два начальника истребительных батальонов по городу Орджоникидзеграду: Ст.лейтенант милиции Бородавкин Владимир Иванович (зам.начальника Горотдела) и лейтенант милиции Кошелев Петр Григорьевич (политрук Горотдела). (11) Кроме того, нам известен фрагмент протокола заседания Бюро Орджоникидзеградского горкома ВКП(б) от 27.06.1941 года, где предписывалось «Всю работу по организации батальонов закончить к 29 июня 1941 года. Командиром батальонов назначить тов.Бородавкина». (12)

По брянскому истребительному батальону также нет однозначной информации по вопросу того кто его возглавлял. Ответ Трофимовой Фирсанову подтверждает уже процитированные сведения авторов книги «На боевом посту» в части того, что командиром Брянского городского истребительного батальона был младший лейтенант госбезопасности Садовников Филипп Алексеевич (заместитель начальника Брянского Горотдела НКВД). Но кроме него командиром батальона по городу Брянску указан лейтенант госбезопасности Трамбицкий Степан Агапеевич… (начальник Брянского райотделения НКВД), (13) а в книге Тарджиманова и соавторов он назван командиром брянского сельского истребительного батальона. (14) Ошибка архивариуса Трофимовой? Может быть. Ведь по должности Трамбицкий вроде бы должен был занять должность именно в районе, а не в городе. Но именно лейтенант госбезопасности Трамбицкий 10 июля 1941 года подписал документ о выдаче «секретарю Брянского Горкома ВКП(б) Кравцову Д.Е. револьвера системы «наган» во временное пользование». (15) Плюс к тому в ответе Трофимовой отдельно называется и командир Брянского сельского истребительного батальона - Жуков Федор Емельянович…(политрук Брянского Горотдела НКВД) (16) Свидетельства же очевидцев, мемуары также не вносят ясности в этот вопрос. Боец Брянского истребительного батальона с конца августа 1941 года Виктор Аверьянов уверен, что командиром его истребительного батальона в августе-октябре 1941 года был Хазанович и не вспоминает командира по фамилии Садовников: «Командиром нашего истребительного батальона был Хазанович. Он был гражданский, но с орденом Красного Знамени... Никакого Садовникова я не помню, такого не было». (17) Очевидно, что в руководстве батальонами происходили изменения и окончательно установить факты по данному вопросу можно только после изучения архивных документов из фондов архива Брянского областного Управления ФСБ.

Другим интересным моментом начального периода войны является создание и функционирование Орловской «школы пожарников» - как конспиративно называлась школа диверсантов и ее Белобережского филиала. Фрагмент воспоминаний Фирсанова о создании этой школы и о назначении на должность директора Ивана Никифоровича Ларичева получился очень ярким: «Ларичева вызвали к секретарю Орловского обкома ВКП(б) тов.Бойцову. Шел к начальству привычно: в партийном аппарате проработал не год и не два...
- Как Вы смотрите Иван Никифорович, если пошлем Вас начальником школы пожарников?
Всего мог ожидать опытный партийный работник, но только не такого предложения. Даже рот открыл от изумления.
- Учебную часть поручим Георгию Михайловичу Брянцеву. Вы его надеюсь знаете?
Удивление Ларичева сменилось озабоченностью: это что же за школа, где учить станет сотрудник госбезопасности.
- Оперативную часть отдадим Дмитрию Иосифовичу Белякову. Не так ли, товарищ Фирсанов? - обратился секретарь обкома ко мне.
Теперь уже Ларичев понимал, что "школа пожарников" - название шифровка...» (18)

Отдельный очерк посвящает Фирсанов привлечению военнослужащих венгерской армии в партизанские отряды. (19) Тема участия венгерских войск в антипартизанских операциях на территории Брянской области является также темой слабо освещенной в современной историографии. Единственными работами, которые научно рассматривают данный вопрос являются работы венгерского историка Кристиана Унгвари, базирующиеся на венгерских и немецких архивных материалах. Однако, хотелось бы ввести в научный оборот по данной тематике еще и сведения из советских архивов. Исследования, которые сравнивали бы данные из разных архивов могли бы быть очень интересными. В этой связи деятельность героев очерка Фирсанова Ласло Неваи и Пала Фельдеша представляет несомненный интерес.

Часть фонда составляют письма военного времени, полученные Фирсановым от своих подчиненных, действовавших в немецком тылу. Эти письма могут послужить дополнительным источником по истории партизанского движения на Брянщине. Например, крайне интересно письмо сотрудника Орловского УНКВД Месропова о его деятельности в тылу врага. Из этого отчета мы можем узнать об оценке изнутри результатов июньской антипартизанской операции противника «Vogelsang» («Птичье пение»), которую Месропов называет «трагедией в Дятьковском районе». В письме можно ощутить трудности перехода из северного массива в южный, который были вынуждены совершить партизаны для того, чтобы оторваться от противника: «Мы сделали более 200 км по болотам, лесным трущобам и т.д... Бойцы, которые были со мной (5 чел.из отряда тов.Ромашина) испугавшись трудностей дезертировали, оставив меня с небольшой группой людей». (20)

Значительная часть фонда составляет переписка Кондратия Филипповича Фирсанова с издательствами по поводу, как издания собственной книги, так и по поводу сочинений других авторов. Достаточно часто Фирсанов брался за перо будучи не согласен с трактовкой тех или иных эпизодов. Так, в письме директору Политиздата Тропкину содержались критические замечания Фирсанова на очерк Мартынова М.М. "Это было в Орле". Думается, что с данными замечаниями крайне интересно было бы ознакомиться как орловским краеведам, так и всем исследователям, занимающимся проблематикой функционирования городского подполья в годы войны. Автор очерка Мартынов перечислил ряд сотрудников местного орловского самоуправления: Шалимов А.А. - бургомистр Орла, Ставицкий П.Л. - главный полицмейстер Орла, Головко В.И. - главный полицмейстер (после Ставицкого), Мячин П.К.- начальник полиции Орловского уезда, Языков Д.М. - заместитель начальника русской тайной сыскной полиции г.Орла... и указал, что "...собраны данные...которые свидетельствуют о том, что они являлись советскими патриотами-подпольщиками"... Фирсанов не согласился с таким выводом: «Кем, когда, где собраны данные, что они являлись патриотами подпольщиками автор умалчивает, кто вынес заключение о признании их подпольщиками автор держит в секрете...Перед войной и в годы ВОВ я работал начальником управления НКГБ-НКВД по Орловской области...являлся членом бюро Орловского обкома ВКП(б) практически занимался вопросами организации партизанского и подпольного движения в Орловской области в ее довоенных границах и утверждаю, что как в период оккупации г.Орла, так и после его освобождения каких-либо материалов, в какой-то степени подтверждавших, что эти лица были советскими патриотами-подпольщиками не было собрано. В г.Орле действовало несколько патриотических групп и организаций и ни с одной из них никто из этой пятерки лиц не имел никаких связей. Наоборот, имеется немало фактов примеров, подтверждающих, что вся эта пятерка лиц добросовестно служили немцам в ущерб советскому народу». (21) Фирсанов приводит ряд конкретных эпизодов, рассматривает ситуацию с убийством Языкова и резюмирует: «Мне представляется, что составитель сборника "Герои подполья" В.Е.Быстров и редактор Е.Н.Политов с легкостью подошли к вопросу опубликования в столь важном сборнике алиби Мартынова группе лиц, занимавших высокие посты в органах оккупационной власти и карательных органах». (22) В материалах этого же дела содержится мнение Фирсанова о знаменитом деле «Ревкома» - подпольной организации в Орле, которую и сегодня одни считают реально действовавшей подпольной организацией советских патриотов, а другие – ловушкой спецслужб противника, предназначенной для выявления и уничтожения советских патриотов. Фирсанов безусловный сторонник второй точки зрения и его точка зрения выражена так: «Падкий на открытия подпольщиков Мартынов эту фашистскую ловушку "Ревком" и представил читателям, как настоящую массовую подпольную организацию с централизованным руководством города Орла, отметив лишь, что Ревком провалил сибирский кулак, втершийся в доверие Ревкома. Такое представление в печати фашистской ловушки как настоящей подпольной организации считаю неправильным и недопустимым...» (23)

Часть материалов фонда касается деятельности Фирсанова на посту начальника УНКВД-УМВД по Брянской области с июля 1944 по 31 мая 1949 года. Особенно интересными представляются фрагменты, касающиеся борьбы с так называемой «Зеленой армией» Роздымахи и братьев Козиных. Сегодня одни исследователи считают это движение повстанческим, другие – чисто криминальным. Фирсанов, конечно, придерживается второй точки зрения, однако, описывает противника так: «Собралось до сотни полицейских, бандитов и власовского отребья, изменников Родины». (24) Называет Фирсанов имена лидеров этих отрядов: Войтенков, Дударек, Землянко, Насырин, Казан и другие. (25)

Часть переписки Фирсанова касается того, что его собственную роль в создании партизанского и подпольного движения на Брянщине ставили под сомнение, несмотря на то, что сам пост который он занимал в тот период времени предопределял его деятельность в этом направлении. Тем не менее, в 1979 году Кондратий Филиппович вынужден писать вот такое письмо первому секретарю Орловского обкома КПСС Мешкову Ф.С.: «...Но вот прошли годы и отдельные работники Орловского обкома партии решили зачеркнуть эту мою активную работу. Вопреки неоспоримым фактам и здравому смыслу отрицают мое участие в организации партизанского движения. Так, заместитель зав.отделом агитации и пропаганды обкома т.Фефелов вопреки общеизвестной истине...в апреле 1977 года написал: "К.Ф.Фирсанов не мог написать о партизанском движении на основе своего личного опыта,т.к. он не был ни участником этого движения, ни тем более одним из его организаторов". (26)

Представляет интерес стенограмма беседы научного сотрудника Комиссии по истории ВОВ капитана Белецкого П.И. с Фирсановым К.Ф. (27) В данной беседе вновь затрагиваются различные моменты, как начального периода войны, так и последующих событий.
В фонде содержится неопубликованная книга Фирсанова, которая посвящена деятельности Орловского УНКВД во время войны.
Интересны фотоматериалы, содержащиеся в фонде. Некоторые из них крайне интересны и уже используются исследователями: так, например, фотокопия удостоверения сотрудника НКВД Левина Арона Яковлевича, позволила установить личность того самого Арона Яковлевича, который упоминается в недавно обнаруженном дневнике Валентины Сафроновой.

В целом же необходимо сказать, что фонд Фирсанова весьма насыщен интересными источниками и представляется возможным и полезным попробовать написать курсовые, а возможно и дипломные работы с использованием данного фонда студентами исторических факультетов Брянска и Орла.

1. Петров Н.В., Скоркин К.В., Кто руководил НКВД. 1934-1941, М., 1999
2. ЦГАСО, Ф.Р-5016, Оп.1, Д.36, Л.3-5
3. ГАОО, Фонд П-52, Оп.2, Д.38, Л.7-8
4. ГАОО, Фонд П-52, Оп.2, Д.68, Л.6
5. ГАОО, Фонд П-52, Оп.2, Д.12,Л.156
6. Тарджиманов М.О., Шахов В.Н., Дунаев Ф.П., Всегда на боевом посту, Тула, 1985, стр.172
7. Фирсанов К.Ф., Так воевали чекисты, М., 1973, стр.11-13
8. ЦГАСО, Ф.Р-5016, Оп.1, Д.2, Л.1
9. Тарджиманов М.О., Шахов В.Н., Дунаев Ф.П., Всегда на боевом посту, Тула, 1985, стр.73
10. Кучер В., Партизаны Брянщины: мифы и реальность. На примере города Орджоникидзеграда (Бежицы). 1941-1943, М., 2012, стр.48
11. ЦГАСО, Ф.Р-5016, Оп.1, Д.14, Л.5
12. ЦНИБО, Ф.59, Д.117, Л.202
13. ЦГАСО, Ф.Р-5016, Оп.1, Д.14, Л.5
14. Тарджиманов М.О., Шахов В.Н., Дунаев Ф.П., Всегда на боевом посту, Тула, 1985, стр.73
15. ЦНИБО, Ф.1650, Оп.1, Д.297, Л.181
16. ЦГАСО, Ф.Р-5016, Оп.1, Д.14, Л.5
17. Личный Архив Автора (ЛАА), Беседа с В.В.Аверьяновым от 23.10.2010 г., Л.2
18. ЦГАСО, Ф.Р-5016, Оп.1, Д.2, Л.54
19. ЦГАСО, Ф.Р-5016, Оп.1, Д.2, Л.27-43
20. ЦГАСО, Ф.Р-5016, Оп.1, Д.31, Л.16-21
21. ЦГАСО, Ф.Р-5016, Оп.1, Д.27, Л.2-3
22. Там же, Л.11
23. Там же, Л.13-16
24. ЦГАСО, Ф. Р-5016, Оп.2, Д.5, Л.12
25. Там же, Л.14
26. ЦГАСО, Ф. Р-5016, Оп.2, Д.13, Л.106
27. ЦГАСО, Ф. Р-5016, Оп.1, Д.46, Л.1-8



Лично мне интересна еще, конечно, статья Д.И.Чернякова "Формирование и функционирование полицейских служб на Брянщине в 1941-1943 гг."
Tags: Вторая мировая война, Книги, Партизаны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Он дождался

    Вначале ему повезло - его не стали валить удавкой - если бы свалили, мог сломаться сам и повредить переходы станции метро. Потом повезло - на…

  • Невозможность острова

    Ирина Славина. Эта женщина написала пост в фейсбуке «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Не знаю, долго ли размышляла, перед тем как…

  • Память прокурора

    Размещу под катом фрагментик книги "Орловский военный округ". Интересно ваше мнение о воспоминаниях прокурора Афанасьева... Итак, войска…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment