all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Дело Лугового. Брянск.

Брянские фрагменты воспоминаний военного прокурора Афанасьева вызвали интерес, поэтому запощу еще один "брянский" эпизод. Это дело капитана Лугового, который за стрельбу в коридоре гостиницы с поражением рамки портрета товарища Сталина был осужден на 25 лет лишения свободы...
Читайте под катом леденящую душу историю о том, как бравый капитан Луговой попал в окружение на втором этаже гостиницы в Брянске и что было дальше)):



"Тогда Шкирятов «выложил карты», заявив мне: «А ты забыл, как добивался и добился освобождения из тюрьмы террориста Лугового? Вот за это мы с тебя и спрашиваем».
Фамилия «Луговой» мне ничего не напомнила, и я вынужден был заявить, что такого дела я не помню и сказать о нем в данный момент ничего не могу. «Заседание» комиссии было окончено, вернее, перенесено на вечер другого дня, когда я должен был, ознакомившись с делом Лугового в Главной военной прокуратуре, дать объяснения, почему и как он был освобожден. Канцелярия, архив Главной военной прокуратуры долго искали дело Лугового, и только после просмотра всей картотеки было выяснено: действительно через Главную военную прокуратуру проходил Луговой — капитан конвойных войск. Было это еще три года назад — в 1947 году.
Суть такова: Луговой работал в штабе конвойной дивизии в Москве. Был послан в Брянск в штаб полка с каким-то заданием. Вечером, накануне отъезда домой, Лугового пригласил к себе в гости начальник штаба полка. Посидели, выпили изрядно, и хозяин вместо того, чтоб оставить нетрезвого гостя до утра у себя или самому проводить до гостиницы, отпустил Лугового одного. Брянск в то время, после войны, только-только еще строился. Гостиница помещалась на втором этаже дома, внизу была столовая. Электричество в городе подавалось только до 12 часов ночи. Добравшись до гостиницы, Луговой нашел дверь запертой. Было около двух часов ночи. Все спали, в том числе и дежурная. Не добившись ничего стуком, Луговой с силой рванул дверь, запор сломался, и он в темноте начал забираться по лестнице вверх. В коридоре, куда попал Луговой, было тоже темно. Свою комнату Луговой найти не мог, и тогда «подействовали» винные пары. Вынув пистолет, Луговой бесцельно выпустил всю обойму наугад — вдоль коридора. Конечно, поднялся шум, проснулась дежурная и жильцы, нашелся свет и... Лугового довели до его комнаты, уложили спать.
На этом бы вся «история» с Луговым и закончилась, если бы утром дежурная не обнаружила, что из выпущенных ночью пуль Лугового три попали в угол портрета И.В.Сталина, висевшего на стене в глубине коридора. Начался «шум». Расследование. Приехала комиссия из Москвы. Все было ясно. Луговой стрелял пьяный, бесцельно. Комиссия приняла во внимание, что почти всю войну Луговой провел у партизан, в тылу у немцев, начальником разведки партизанского отряда, награжден орденами. Семью его расстреляли немцы. Учли и то, что больше во всем виноват начальник штаба полка, пустивший пьяного Лугового домой одного. Командование решило ограничиться в отношении виновных дисциплинарным наказанием и партийным взысканием, тем более что портрет И. В. Сталина был поврежден случайно, и даже не сам портрет, а лишь рамка.
Луговой остался служить. Но вот в Брянске нашелся какой-то прокурор войск МВД, хорошо знакомый Вавилову. Узнав о деле Лугового, он решил проявить «бдительность» и доложил Вавилову, что Луговой «в пьяном виде расстрелял портрет Сталина и остался безнаказанным». Вавилов приказал арестовать Лугового и предать суду военного трибунала.
Судебная машина завертелась, но, несмотря на все старания, суд не смог найти в действиях Лугового контрреволюционного умысла. Но не мог суд и оправдать его и поэтому, признав его виновным в хулиганстве, приговорил его к 3 годам лишения свободы. Вот тут-то Луговой и начал жаловаться на то, что нельзя же за один проступок наказывать несколько раз.
Одна такая жалоба Лугового была направлена и в мой адрес и попала к прокурору войск НКВД Бударгину И.И. Ознакомившись с делом, тот пришел за советом ко мне. Луговой отсидел к этому времени почти год.
Что делать? Конечно, суд, в данном случае военная коллегия, не мог прекратить дело и отменить приговор. Хулиганские действия Лугового были налицо. Но вместе с тем и жалко было парня, до этого случая служившего безупречно и на деле доказавшего свою преданность Родине и партии. Был один выход. Войти в военную коллегию Верховного суда с ходатайством снизить Луговому наказание до фактически отбытого.
В этом плане я и дал указание Бударгину подготовить в Верховный суд документ за моей подписью, но предварительно доложить дело прокурору Союза Горшенину.
Дня через два Бударгин доложил мне, что дело Лугового он доложил Горшенину и тот согласен с моей точкой зрения. Дело пошло в суд и последний согласился со мной. Луговой был досрочно освобожден. Вот и вся суть".

Далее Афанасьев с кучей подробностей пишет о дальнейшем развитии дела Лугового: ему вменили в вину освобождение "террориста" и закончилось все тем, что Лугового повторно осудили и он был осужден к 25 годам заключения.
Афанасьев же в результате "дела Лугового" был снят с работы. Только после смерти Сталина приговор был пересмотрен, но Луговой в общей сложности провел почти 5 лет за решеткой...



Удивительно, но предыдущая публикация сподвигла неких "политологов", неизвестных никому, на какие-то странные обобщения. Можете вот здесь с ними ознакомиться, а вот здесь подробнее
Очень тяжело понять людей, которые говорят так, что мысль их уловить невозможно. Допустим, я так понял, что фрагмент мемуаров Афанасьева я должен был сопроводить фрагментом мемуаров Мельгунова? Исключительно из гуманитарных соображений, стараясь оказать терапевтическое воздействие на душевное здоровье "политолога" привожу (знаю, что не к месту, но, повторюсь, в медицинских целях) брянский фрагмент из Мельгунова:

"В Брянске, как свидетельствует С. М. Волконский в своих воспоминаниях, существовал «обычай» пускать пулю в спину после допроса. В Сибири разбивали головы «железной колотушкой»… В Одессе — свидетельствует одна простая женщина в своих показаниях — «во дворе Ч.К. под моим окном поставили бывшего агента сыскной полиции. Убивали дубиной или прикладом. Убивали больше часа. И он умолял все пощадить». В Екатеринославе некий Валявка, расстрелявший сотни «контр-революционеров», имел обыкновение выпускать «по десять-пятнадцать человек в небольшой, специальным забором огороженный двор». Затем Валявка с двумя-тремя товарищами выходил на середину двора и открывал стрельбу.
В том же Екатеринославе председатель Ч.К., «тов. Трепалов», ставил против фамилий, наиболее ему не понравившихся, сокращенную подпись толстым карандашом «рас», что означало — расход, т. е. расстрел; ставил свои пометки так, что трудно было в отдельных случаях установить, к какой собственно фамилии относятся буквы «рас». Исполнители, чтобы не «копаться» (шла эвакуация тюрьмы), расстреляли весь список в 50 человек по принципу: «вали всех»

Конец фрагмента.
Надеюсь все будет ок. Хотя в следующий раз - если нужно - могу запостить фрагментик о Пунических войнах. Если от этого легче кому-то станет.))
А жаждущим информации о Троцком - добро пожаловать по тэгу "Троцкий" в моем журнале...или "Гражданская война в России"... Безусловно, это очень интересные темы. И Троцкий, конечно же, тоже вурдалак и преступник. ))
Tags: Большой террор, Сталин, Троцкий
Subscribe

  • Прочтение

    В рамках проекта "Прочтение" отличного сайта "Мой Брянск". В районе ныне не существующей станции Брянск-Город. С небольшими селфи, внедренными в…

  • Брянск. 81 год до 22 века

    Не думал, что когда-нибудь размещу ролик Саши Коломейцева, но в этом сюжете прекрасно все:

  • Добычинские чтения-2018. Сборник.

    Сейчас начнут рейтинги составлять "самое значительное событие", "что вам больше всего запомнилось" и т.д. Так вот для меня 2018 - это во многом год…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments