all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Categories:

Три минуты до дедлайна

Редакция журнала «Новый мир» объявила конкурс эссе, посвященный 120-летию со дня рождения Владимира Владимировича Набокова. Все эссе, поступающие на конкурс публикуются в специально отведенном загончике на сайте журнала.

Я внимательно прогуливаюсь по этому гетто уже полтора месяца.

Вначале эссе было двадцать. Потом пятьдесят. Затем более восьмидесяти. Наконец, количество перевалило за сто. Сегодня 25 февраля – последний день приема эссе на конкурс.

Их сто сорок шесть.

В условиях конкурса сказано, что эссе принимаются до 24.00 25 февраля.

Я не хотел в нем участвовать. Кто я такой? Простой житель обычного города. Ничем не примечательный. Обыкновенный.

Но я очень хотел увидеть эссе на строго определенную тему.

Я ждал и жаждал этого эссе.

Но поскольку в десять часов вечера 25 февраля того, что я ждал, не появилось - я напишу сам то, что чувствую.

Ведь не должно же быть так. Все-таки это журнал «Новый мир» (с придыханием!). Он же ведь не только «литературно-художественный», но и «общественно-политический», не так ли?

И Андрей Василевский, главный редактор, включается ведущими колумнистами первой четверти XXI-го века в число пяти последних «русских националистов, с умом прозрачным как слеза». А национализм, как ни крути, категория тоже, в том числе и политическая.

Так вот. О чем я не прочел в эссе?

Bend Sinister.

Это намного, намного лучше, чем «Под знаком незаконнорожденных».

И вот я поступаю технологично, рационально и просто. Набираю в поисковике слово «Падук» и прогоняю через все сто сорок шесть эссе. И что? Пустота. Штиль. Ни ветерка.

Все о стиле. Все о хроновязи. Все об элегантности слога и гениальной витиеватости. Все о поразительном очаровании его литературы.

Немного о бабочках.

Совсем чуть-чуть о шахматах.

И ничего о политике.

Неужели все поверили гениальному мистификатору Бановоку? «Я никогда не испытывал интереса к так называемой литературе социального звучания… Политика и экономика, атомные бомбы, примитивные и абстрактные формы искусства, Восток целиком, признаки «оттепели» в Советской России, Будущее Человечества и так далее оставляют меня в высшей степени безразличными».

Но послушайте…

Сегодня, когда я вижу на экране бесцветное и одновременно серое лицо (нет, маску)… когда откачанный ботокс обнажает дрожащие капилляры на щеках и ту самую мерцающую и пульсирующую вену на шее… когда слова слетают пылью с мертвых губ и проникают как летучие мыши в ушные раковины живых покойников, сидящих в зале в невероятно дорогих (ну да, на похороны же) костюмах… когда проникнув к месту, где должно быть сердце, они там находят только зловонную лужу… вот тогда я отказываюсь верить Обваноку.

Людей истощает ложь.

Людей прибивает к земле страх.

Людей распинает беспредельный цинизм.

Он все знал и все предугадал. И писал не о любви, не о «муке напряженной нежности», а именно о том, как Падук – серая моль и полное ничтожество – стал тираном. И всех людей страхом и шантажом заставляют верить в то, что «он знает как надо».

И как Падук делает все, чтобы приручить гениального Адама Круга – он арестовывает его друзей, он шантажирует его жизнью ребенка – ОН ИДЕТ НА ВСЕ – и добивается своего: могучий ум великого философа не выдерживает нечеловеческих испытаний и сдается.

Эту боль не спрятать Конавобу. Отрицая значительность этих слов, он тем не менее выговаривает все об «идиотических и жалких режимах, которые всем нам известны» и которые лезли ему под ноги всю его жизнь.

И это отнюдь не только о прошлом.

Я уверен, что мы еще увидим театрализованное представление, и определение «бабуин в ботфортах» будет идеально подходящим для описания карнавализма манифестированного неоПадука.

Злобная и заразная политическая доктрина, предполагающая силой насадить духовное равенство с помощью наиболее стандартизированной части обитателей, а именно армии, под присмотром раздувшегося и опасно обожествляемого государственного аппарата – почему мы должны проходить мимо того, что Анвобко смог так точно и хирургически безукоризненно описать нам нашу жизнь? Жизнь людей, существующих в мире через 40 лет после его смерти.

А тут еще и Владимир Владимирович… Поверишь в чертовщину, на самом деле.

Его кличка была «Жаба» («Моль»).

Его комплексы родом из детства.

Его ужимки невыразимо пошлые.

Его скабрезности бьют исключительно ниже пояса.

Его обобщения пусты и убийственны.

Отныне путь к повальному счастью открыт. Вы обретете его выполов с корнем высокоумные представления, которых не разделяет и не должно разделять наше общество. (Никто из вас книжек этого Канта не читал и никогда читать не будет, а если прочтет, то ничего не поймет). Вы обретете счастье, когда растворите личности ваши в мужественном единении с Государством и только тогда будет достигнута цель – мы попадем в Рай, а враги наши сдохнут и даже в Раю плотно сомкнут нас объятия Государства.

Что за дивный голос – хоть на булку намазывай!

Падук – тараканище. Когда же конец стихотворения?

Окнабво знает.

To je to jediné zelim powiedziec.

Ia konchil esse.

Да, конец.

Без трех двенадцать на часах.

++++++++++++++

Конечно, я не стал победителем конкурса. Вероятно, совсем слаб в этом жанре.

Еще 15-летний Александр Пушкин предупреждал:

Страшися участи бессмысленных певцов,
Нас убивающих громадою стихов!

Но я хотя бы сказал, что хотел...
Tags: Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments