all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Categories:

Аlmost official review

Под катом почти официальная рецензия)) на вот эту отличную книжку:





Рецензия на монографию В.Ю.Рылова «За и против. Власть и общество в Воронежской области в начале Второй мировой войны (1939-1941)».

В 2018 году издательством Воронежского государственного университета была выпущена монография Владимира Юрьевича Рылова «За и против. Власть и общество в Воронежской области в начале Второй мировой войны (1939-1941)». Исследование выполнено в форме публикации впервые вводимых в научный оборот документов из фондов Государственного Архива Общественно-Политической Истории Воронежской Области (ГАОПИВО), то есть бывшего областного партийного архива, сопровождаемой обширными авторскими комментариями.

Публикация обращает на себя внимание по нескольким обстоятельствам.

Во-первых, сегодня в пору доминирования стиля «Военно-исторического общества», исследование в котором честно и без прикрас показана жизнь в Советском Союзе в период непосредственно предшествующий 1941 году, заслуживает и внимания и уважения. Автором данной рецензии не раз отмечалось в различных статьях, что большинство историй, биографий этого времени начинаются так, как будто предвоенного периода вовсе не существовало. Воинские соединения, части, партийные и советские органы управления, командиры, начальники, простые советские граждане во многих исторических исследованиях сегодняшнего дня становятся акторами исторического процесса только после 22 июня 1941 года. Монографии в которых подробно изучалась бы предвоенная история СССР крайне редки.

Во-вторых, подборка документов из конкретного административного образования (Воронежской области) позволяет в динамике и с разных сторон оценить мероприятия на которые делался упор на местах. Таким образом, представляется возможность оценить как направленность требований центральных органов власти к региональному руководству, так и шаги на местах, предпринимаемые местной властью для удовлетворения требований центра.

Автором использовано деление документов по их тематике и по периодизации. Первым блоком стали 23 документа, объединенные под заголовком «Завтра была война».

Все документы интереснейшие и характерные, авторские комментарии помогают читателю полнее раскрыть их смысл. Представляется интересным в следующих публикациях автору остановиться дополнительно на таком обстоятельстве, как формирование в июле 1938 года нового военно-административного образования – Орловского военного округа. Дискуссионным видится вопрос: почему центром округа был избран Орел, а не Воронеж. Ведь именно в Воронеже всегда дислоцировались самые крупные военные соединения Российской императорской армии и, кроме того, город был самым крупным на территории ОрВО.

Относительно документов о мобилизации 1939 года (документы №2-5) можно сказать, что публикация документов такого уровня редкость для сегодняшнего дня. Автора можно поздравить с такими находками, позавидовать ему и порадоваться за историческую науку. Думается, многим исследователям данные источники сослужат хорошую службу и помогут в их занятиях. Неплохо было бы сопроводить публикацию данных документов объяснением смысла мобилизации 1939 года. Дело в том, что еще в августе 1939 года были запланированы к реализации серьезные оргмероприятия: развертывание дивизий-тройчаток. То есть, из одной дивизии развертывались три новых на базе старых дивизионных полков. Одной из таких дивизий была 19-я Воронежская стрелковая дивизия. На базе ее 55-го, 56-го и 57-го стрелковых полков были развернуты три новых дивизии – 19-я новая (Воронеж), 120-я (Бобров) и 149-я Острогожск. А уже после реализации данной меры, в сентябре 1939-го года, последовали мероприятия в рамках БУС (Больших учебных сборов) непосредственно связанные с начавшейся второй мировой войной. Кроме того, управление 10-го стрелкового корпуса, дислоцировавшегося в Воронеже убыло на Запад, а вместо него в городе было сформировано управление 30-го стрелкового корпуса в состав которого и вошли вновь сформированные дивизии.

Таким образом, реализация двух сложнейших организационных мероприятий (реорганизации дивизий-тройчаток и скрытой мобилизации) наложились друг на друга. В этой связи особенный интерес представляют документы, оценивающие качество проведения мобилизации. В частности докладная записка ОСО НВКД в Воронежский обком о состоянии 19-й Воронежской дивизии. В частности в записке отмечены трудности с размещением личного состава, прибывшего по мобилизации, с его обеспечением транспортом, обмундированием и питанием. Можно предположить, что с такими же трудностями (а скорее всего и в еще большем объеме) сталкивались дивизии, которые по мобилизации были выдвинуты на Запад и участвовали в польском «освободительном походе» Красной Армии.

Интерес представляет и анонимный документ, автор которого указал на 53 недостатка, зафиксированные им в процессе проведения мобилизации. Хоть работники НКВД и назвали автора записки «психически больным», но он верно определил, что проводилась частичная мобилизация и смог перечислить огромный корпус недостатков при ее проведении.
Также интересный блок источников касается работы военных отделов, которые были созданы в партийных комитетах разного уровня именно в предвоенный период. Данный факт сам по себе характеризует уровень милитаризации советского общества в предвоенный период. Характерным документом является жалоба военного отдела Воронежского обкома на действия командования 30-го стрелкового корпуса, выразившиеся в запрете своим командирам участвовать в военной учебе партактива Воронежского обкома.

Завершает данный блок публикация нескольких документов, касающихся обстоятельств проведения мобилизации мая 1941 года.

Следующий крупный блок (33 документа) касается повседневной жизни советских людей в предвоенный и начальный военный период и носит название «Эх, хорошо в стране советской жить…».

Если бы нужно было подобрать одно слово для характеристики жизни населения в Советском Союзе в 1940 году, то одним из вариантов могло бы стать слово «напряжение». По мнению одного из современных публицистов, «сила морального влияния коммунистов», базировавшаяся во многом на животном страхе, заставляла жить людей в постоянном напряжении. Недаром, сегодня многие, формулируя содержание сталинской модели развития государства и общества останавливаются на таком варианте как «модель, построенная на мобилизационном форсаже и чрезвычайщине».
Драконовские, антисоциальные указы 1940 года об опозданиях на работу, хищениях социалистической собственности и т.д. вкупе с тяжелейшим материальным положением широких слоев населения рисуют неприглядную картину существования людей в СССР в предвоенные годы.
Неудовлетворительное снабжение хлебом, трудности с подвозкой дров, письма трудящихся о «нищенском социально-экономическом положении рабочих», случаи «хулиганства и грабежей» на ночных улицах Воронежа – вот с таким багажом советская власть подходила к 22 июня 1941 года.
Блок, касающийся положения дел в здравоохранении и образовании включает в себя 15 документов. Они помогают раскрыть ситуацию с высоким уровнем детской смертности, имевшим место в предвоенный период в Воронежской области, сложной эпидемиологической обстановкой. В части высшего образования имели место студенческие волнения связанные с принятием и реализацией Постановления СНК об установлении платности за обучение и изменение порядка назначения стипендий. Даже в парализованном страхом Советском Союзе студенчество осталось верно своим традициям и проявило свое недовольство принятием закона, ухудшавшего его положение.
Блок, касающийся непосредственно войны имеет название «…Весь советский народ, как один человек, за свободную Родину встанет»? и имеет вводную часть в которой опубликовано 32 документа. Обращает на себя внимание очередная докладная записка ОСО НКВД в Воронежский обком о состоянии все той же 19 стрелковой дивизии. Таким образом, мы можем оценить состояние дивизии в динамике и тот уровень «политико-морального» состояния частей дивизии, который фиксировали работники Особого отдела.

Непростую ситуацию с этим же политико-моральным уровнем фиксировали и особисты Липецких авиационных курсов в своей докладной записке в Воронежский обком.
После 22 июня 1941 года на первый план выходят вопросы мобилизационного характера. Мобилизация сопровождалась рядом сложностей, о которых не принято упоминать сегодня: «антисоветские разговоры», пьянство, сложности с обеспечением транспортом по мобилизации, «ложные слухи», уклонение от мобилизации, факты спекуляции и иные нарушения. Все это мы можем найти в опубликованных автором уникальных документах.
Разгильдяйство, безответственность, безалаберность ответственных лиц приводили к фактам подобным отправке белорусских комсомольцев для обучения парашютному делу в Воронеж, где эта группа, оставшись без руководства, была предоставлена сама себе и никому не нужная ничем не занималась.

Работники НКВД тыловых областей в начальный период войны были заняты борьбой со шпионажем, дезертирством и документы, проливающие свет на конкретные случае мы можем найти в монографии.
Далее автор предпочел сформировать отдельные блоки документов, характеризующие положение отдельных социальных групп.

Блок «Крестьяне» содержит 6 документов. Выжимание всех соков из села приводило к резкому росту антисоветских настроений среди крестьянства. Приведенные документы охватывают период с 1939 по 1941 год и после 22 июня 1941 г. органы НКВД начинают фиксировать даже «повстанческие настроения» у крестьян Воронежской области.

В блоке «Рабочие» размещено также 6 документов. В них также отражены попытки «бенефициара» революции 1917 года – рабочего класса – бороться за свои права путем организации забастовки по причине увеличения норм выработки (завод Коминтерна в Воронеже в 1940 году), а также путем «антисоветских выступлений» (вагоноремонтный завод имени Тельмана, а также железнодорожные рабочие). В основном данные выступления были связаны с ужасающим, катастрофическим положением со снабжением продовольствием и промышленными товарами первой необходимости.
Содержание блока «Служащие» (7 документов) особенно интересно в части, характеризующей поведение советских и партийных руководителей после 22 июня 1941 года. Так, отдел кадров Воронежского обкома сообщал об отказе ряда коммунистов и комсомольцев идти «добровольцами» в РККА. А обкомовские документы ноября 1941 года повествуют о панике среди местных руководителей осенью 1941 года, выразившейся в эвакуации без согласования (в некоторых случаях вместе с кассой учреждений и предприятий), а также в фактах безудержного пьянства и связанного с этим отсутствия на рабочих местах.

16 документов, характеризующих поведение военнослужащих, оказавшихся связанными с Воронежской областью в начальный период войны, безусловно, являются особенной ценностью данного исследования. Антисоветские проявления в частях Воронежского гарнизона зафиксированы начальником управления НКГБ по Воронежской области в июле 1941 года. Данный источник имеет особую ценность в связи с тем, что позволяет уточнить дислокацию отдельных воинских частей Орловского военного округа на территории Воронежской области в начальный период войны. Записки начальника и заместителя начальника военного отдела Воронежского обкома партии позволяют оценить ход мобилизации и трудности, появлявшиеся в процессе данной работы. Массовые сообщения об «антисоветских настроениях» в частях, дислоцировавшихся в Воронеже, Борисоглебске и других городах отражают реально сложное положение в котором находился Советский Союз на начальном этапе войны. Массовое дезертирство, мародерство – явления с которыми пришлось столкнуться в тыловых областях.

26 документов заключительного блока исследования размещены под заголовком «Простой советский человек». Обычные документы того времени: жалобы на необоснованное понижение по службе, материалы проверок компрометирующих материалов на членов партии, перлюстрированная переписка курсантов липецких авиационных курсов – все эти источники позволяют масштабнее окунуться в ту эпоху, прочувствовать ее колорит.

Представляется, что документы о формировании 329 стрелковой дивизии было бы уместным сопроводить информацией о вышедшей недавно книге воронежского исследователя Шишлянникова В.Л. «329-я стрелковая…Воронежцы в битве за Москву», Воронеж, 2017. Таким образом, заинтересовавшийся читатель мог бы подробнее ознакомиться с историей данного соединения.

Из однозначно отрицательных моментов, касающихся данной монографии можно выделить один – тираж. 100 экземпляров – это возмутительно мало. Настоящих исследований по периоду 1939-1941 гг. настолько немного, что подобный тираж, к сожалению, останется незамеченным, а это категорически неправильно.

В целом остается поздравить автора с отличной работой и выразить надежду на то, что исследовательская деятельность в данном направлении будет продолжена, развернута и найдет свое выражение в новых трудах.


Tags: Вторая мировая война, ОрВО, Сталин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments