all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Categories:

Заметки на салфетке-2

Очень люблю поездки на автомобиле по Центральной России. Дороги вот только неважные, но неброская монументальность, величественность природы за окошком покоряет и настраивает тебя на особенный лад, конечно, если ты еще не разучился удивляться чудесности этого мира.  Около 800 километров с остановками в Туле, Орле и Железногорске - такой вот денек. Цой помогает здорово в дороге. 

Если есть стадо - есть пастух,
Если есть тело, должен быть дух,
Если есть шаг, должен быть след,
Если есть тьма - должен быть свет..


Да, свет, конечно, должен быть, но плохо, когда тьма сменяется таким туманом, что кажется, можно выйти из машины и нарезать его ножиком на ломтики. Тула мне очень нравится. Это очаровательный город, типичный для Центральной России. Центральный его проспект (Ленина, конечно, разве это название - улица Киевская ?) с претензией на столичность даже некоторую. Дома богатых прянишников и самоварщиков и сегодня выглядят небедно. И, конечно, с краеведческой литературой в Туле порядок. Молодцы, понравились в этом плане. Совсем по другому смотришь на вещи, когда проезжаешь по улице, допустим Луначарского (бывшая Георгиевская) и читаешь : "Самым громким преступлением 1912 года стало двойное убийство совершенное А.Салищевым состоятельным самоварным фабрикантом и домовладельцем всей улицы Георгиевской. 29 января 1912 года он застрелил из револьвера свою племянницу - 16-летнюю А.Кожину, а потом перерезал себе горло бритвой.  Как выяснило следствие, 47-летний Салищев, имея уже вторую жену и двоих детей, в 1910 году соблазнил племянницу и сделал ее любовницей. В предсмертной записке он написал : "...считаю жизнь омерзительной. Единственный выход - убить Кожину и себя." Такие вот страсти тут кипели. Выход так себе, конечно, фабрикант придумал.

Или вот здание областного суда, которое не раз посещал Лев Толстой и в котором работал Иван Ильич Мечников, член Тульского окружного суда, прототип героя повести "Смерть Ивана Ильича". И повесть сама вспоминается, конечно. Для меня самое всплывающее в памяти это постоянно повторяемый умирающим и анализирующим прошедшую жизнь Иваном Ильичем вопрос : " А может все это было НЕ ТО ?" Почему то думаю, что и сам Толстой вполне мог мучиться этим вопросом перед смертью, да и для любого думающего человека вопрос тот еще. Вопрос вопросов. 

Ясная Поляна. Ни разу не был здесь, как то не доводилось. Поэтому особенно удивляет могила графа. Ни тебе памятника, ни надгробного камня даже. Просто могильный холмик, отороченный еловыми ветками. Летом просто поросший травой, говорят. Настойчивый все-таки человек граф, что ни говори. Вот уже почти 100 лет после его смерти прошло, а как неукоснительно выполняют люди его просьбу, выраженную в завещании. И лежит он в лесу, не на кладбище, а там где сам захотел. У оврага, где в детстве надеялся найти волшебную, зеленую палочку.  

Вообще дорога Тула-Орел писательская. После Ясной Поляны, уже на Орловщине проезжаем поворот на Спасское-Лутовиново. В самом Орле музеи Лескова и Фета. Бунин тоже орловский. Особенные места, наверное все же. Вдовновляющие.

А вот дальше уже за Орлом, после Железногорска еще 2 примечательных места. Первое между Дмитровском-Орловским и Комаричами. В поле камень, большой валун. Выхожу посмотреть. Табличка отбита. Где-то в газетах читал, что в этих полях не так давно ставили памятный знак погибшим в Гражданской войне. Эти места знамениты ожесточенными боями тех времен. Здесь воевала Дроздовская дивизия (у Туркула "Дроздовцы в огне" можно много об этих местах прочесть) Дмитровск не один раз переходил от белых к красным и наоборот. Не знаю тот это памятный знак или еще какой-то. Нужно будет уточнить позже.

Дальше интересен поворот на монастырь Площанская пустынь. Недавно выяснилось, что один из основных миссионеров первой русской православной миссии на Аляску иеромонах Макарий, родом из этих мест (его родину - село Чаянка я также проезжал) и был монахом Площанского монастыря. Конечно, христианство прежде всего учение о ЛИЧНОМ спасении, но русский человек, не может его воспринимать только так. Нам хочется, чтобы все спаслись. Поэтому и забросило брянского монаха аж в Америку, где пришлось проповедовать, перемещаясь на утлых эскимосских суденышках по   островам (Алеутским, Лисьевским и Андреяновским), а его напарника иеромонаха Ювеналия туземцы просто....сьели. Макарий же в 1798году добрался в компании двух крещенных им алеутов (Суканикатнаху - по крещении Николай Луканин и Чангисунаху - по крещении Никифор Свиньин) до Петербурга. С ними же пустился в обратный путь и утонул почти добравшись до Аляски в проливе Шелихова. Такой вот путь от деревни Чаянки до далекой Аляски.

Такие дела. Повторюсь : жаль только, что дороги плохие. Будем ждать, когда нефть в цене опять поднимется. Может хоть когда-нибудь и до дорог в России дело дойдет. 
Subscribe

  • Об условных расстрелах

    Читая книгу замечательного писателя Сигизмунда Кржижановского "Возвращение Мюнхгаузена" натолкнулся на великолепный фрагмент, в котором барон,…

  • Материалы к единому учебнику по истории

    Много всяких "проектов" реализуется к 9 мая в современной России. Для истеблишмента "знать историю" и "не дать переписать историю" - святые мантры.…

  • "Записки партизана"

    Почти 10 лет назад - ужас! - я публиковал фрагмент мемуаров Константина Тихоненкова, комиссара Брянского районного партизанского отряда имени Щорса…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments