all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Скучно о методологии

Возникла потребность написать скучный пост о методологии истории. Возникла после знакомства с одной репликой в обсуждении в одной из социальных сетей фильма, посвященного 120-летию со дня рождения брянского большевика Игната Фокина. Сам не приветствую заочных обсуждений, в отсутствии автора, но надеюсь, что автору высказывания сообщат о критике и он сам сможет похлопотать за себя :))
Вот это высказывание :

«В общем, собирание и описание материала, подробности биографии и все такое - это чистой воды позитивизм. Он хорош конечно, для обывателей и потомков. А вот если раскрутить механизм формирования культа личности с позиций исторической антропологии - будет просто конфетка! Т.е., что такое было в головах брянских жителей, что они всей толпой приперлись на похороны. Хороших людей много, и все умирают, но не ко всем же толпа! Это я про науку.»

Граждане дорогие, товарищи историки… Ну, нельзя же так. Нельзя заниматься историей и отрицать очевиднейшие вещи.
Во-первых, с чего вдруг Вы взяли, что «собирание и описание материала, подробности биографии и все такое - это чистой воды позитивизм» ? Да еще и с добавлением, что «он (позитивизм имеется в виду) хорош, конечно, для обывателей и потомков». То есть с научной точки зрения «собирание и описание материала, подробности биографии и все такое», весь этот «позитивизм» никакой ценности не представляет.
А теперь давайте подумаем о том, что сказано. То есть, если я историк и я придерживаюсь позитивистского метода исследования, тогда для меня «собирание и описание материала, подробности биографии и все такое», а другими словами, установление исторических фактов – есть предмет исторического исследования, а вот ежели я приверженец феноменологического метода, например, или метода исторической антропологии, то для меня установление исторического факта не имеет значения ? Но ведь это очевидно не так. Установление исторического факта и есть предмет исторической науки. Позитивизм – это вообще из другой оперы. Сводить позитивизм к «собиранию и описанию материала, подробностям биографии и всему такому», означает просто не понимать, что такое позитивизм. Разъяснять суть позитивизма я не буду тут, конечно, скажу только, что зародившись, как «стремление организовать человечество вне безусловной религиозной сферы, утвердиться и устроиться в области временных, конечных интересов» (цитата из «Чтений о богочеловечестве» Владимира Соловьева) и имея таких представителей, как Конт, Спенсер, Джон Стюарт Милль (эволюционистов, утилитаристов) позитивизм не заслуживает, безусловно, столь примитивного взгляда на себя, с точки зрения применения его к методологии истории.
Уже один раз касались этого вопроса. Вопроса предмета исторической науки. Безусловно, предметом этим является установление исторического факта.
Установление исторического факта означает установление однозначного ответа на следующие вопросы :
- что произошло ?
- где произошло ?
- когда произошло ?
Далее подводим черту, так как это вопросы первого уровня – далее вопрос второго уровня :
- как произошло ?
И, наконец, самый сложный вопрос третьего уровня :
- почему произошло ?
Отвечая на вопросы первого и второго уровня нам с Вами не до философских методологий, здесь работает методология истории, как самостоятельной науки, работают специальные исторические дисциплины, работает весь инструментарий историка-исследователя. Проблема же в том, что без установления ответов на вопросы первого и второго уровней, ответ на вопрос третьего уровня может быть лишь предположительным и с большой вероятностью неточным. Именно, работая в третьем уровне историки выдвигают «концепции», то есть по большому счету предположения. Здесь они применяют свои методы познания исторического процесса… Грубо ситуация такая : если факты первого и второго уровня установлены, допустим на 20 %, то на базе этого знания исследователи могут предположить некие 100 % возможных ответов на вопрос третьего уровня. Затем, какой-то историк однозначно устанавливает дополнительно 30 % фактов первого и второго уровня. После этого, 50 % концепций, высказанных до этого, оказываются неактуальными, попросту говоря ложными. Так как же можно о таких основополагающих для исторического исследования вещах говорить, как о вещах интересных «лишь для обывателей и потомков». Напротив, это именно то, что должно вызывать живейший научный интерес у историка-исследователя.
Поэтому в вышеприведенной цитате настораживает то, что предлагается без получения ответа на вопросы первого и второго уровней, приступить сразу к третьему. Это очень похоже на попытку строить стены дома не возведя фундамента. И это, конечно, неправильно. Грубо, в данном конкретном примере, предлагается подумать почему тысячи жителей Брянска пришли на похороны Фокина, не установив, а кто же такой собственно был Фокин, в какой обстановке и как он жил и работал.
Я уже заметил на современных научных, исторических конференциях эту опасность – стремление за красивостями концепций, всяческими туманами из «дискурсов», «контекстов», «архаик», «повседневностей» скрыть суть исторической науки – научное установление исторического факта и его научное выговаривание. Представляется, что это реальная опасность сегодня для моей любимой науки.
Subscribe

  • Проект "Японский остров"

    В книге бывшего прокурора Калининской области И.Н.Зыкова "Записки прокурора" (Тверь, 2000) описан эпизод, который я перескажу своими словами.…

  • Конспект жизни

    Купил в Твери книжку: Гребнев И.А., Барышев В.В., Кровавый молох, Тверь, 2005. И вот там приводятся цитаты из дневника "Конспект жизни", который вел…

  • Антал Гидаш

    Читаю очерки воспоминаний поэта Наровчатова. В 1928 году он мальчишкой проводит время в крымском номенклатурном санатории. Причем в основном он…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments