all_decoded (all_decoded) wrote,
all_decoded
all_decoded

Categories:

Новое имя : Себастьян Штоппер

Немецкий историк Себастьян Штоппер sebast_sto избрал своей научной специализацией изучение партизанского движения в Брянских лесах во время Второй мировой войны. Тема, что и говорить, чрезвычайно интересная для нас - жителей Брянского края, да думаю и для всех тоже. Первая его статья посвящена событию, которое произошло ровно 67 лет назад. 8 марта 1943 года партизанским соединением был взорван важный стратегический объект - Голубой мост через реку Десна. Особенно ценной видится работа Себастьяна в связи с тем, что он ведет ее с опорой на немецкие архивные документы (архив вермахта во Фрайбурге) и даже по этой небольшой заметке можно судить, например, о том насколько важна и слабо изучена проблематика партизанской статистики. Просто на этом примере : во всех советских источниках потери немцев оцениваются от "около 120" до "свыше 300" убитых. Бесстрастные строчки немецкого архива свидетельствуют выбытие 15 погибших и 3 пропавших без вести и еще 17 (15 на мосту и 2 в Крестах) раненых.
С удовольствием представляю эту работу Себастьяна Штоппера.

Себастьян Штоппер (Германия)

Взрыв Голубого моста.
Дополнения из немецких архивных источников



Впервые партизаны Брянщины рискнули провести операцию в районе железнодорожного моста около станции Выгоничи 8 марта 1942 года. 9 человек, вооруженных, в том числе тяжелым пулеметом прокрались в район непосредственно прилегающий к мосту и произвели обстрел немецкой охраны объекта. Бойцы 701 немецкого караульного батальона, которые несли службу по охране моста, ответили на обстрел и партизаны отступили[1]. В этот же день, ровно через год партизаны выдвинулись к Выгоничскому мосту снова, на этот раз не только для того, чтобы спровоцировать незначительную стрельбу.

Утром 8 октября 1941 года в руки немцев попал, находящийся в рабочем состоянии важнейший стратегический, железнодорожный мост через реку Десна в районе станции Выгоничи[2]. Он был особенно важен для обеспечения снабжения 2-ой танковой армии генерала Гудериана и быстрого продвижения Вермахта вглубь советской территории. В дальнейшем мост функционировал, несмотря на постоянные бомбардировки советской авиацией, которые за все время так и не принесли результата. Двухпутный мост был достаточно обеспечен немецкими силами охраны и до описанного выше обстрела 8 марта 1942 года не был объектом нападения партизан, которые действовали в лесах к югу от Брянска. Ситуация изменилась на рубеже 1942/43 годов. Командиры партизанских бригад давно планировали операции, которые вели бы к разрушению моста, который был жизненно важен для обеспечения снабжения немецких войск, располагавшихся в районе Орловской дуги. Разрушение такого важного объекта не только лишило бы на долгое время 2-ую танковую армию самой важной артерии снабжения, но и стало бы отчетливым знаком растущей власти советских партизан южного леса.

Партизанское руководство вначале отказывалось от плана непосредственного нападения на объект по причине того, что мост хорошо охранялся и нападение стоило бы многих жертв без гарантии результата. Поэтому в конце декабря 1942 года был выработан план, согласно которого на мост направлялась самоходная дрезина со взрывчаткой, которая должна была бы взорваться с помощью дистанционного взрывателя на мосту. Для уточнения планирования этой операции на место выдвигался партизанский разведчик Анатолий Кожевников. Его задачей было определить расстояние от последнего километрового столба до самого моста. Однако, Кожевников был задержан немцами и во время допроса рассказал о плане с дрезиной[3]. Таким образом, планируемый удар не состоялся.

Лишь через 2 месяца, в конце февраля 1943 года сложилась ситуация, которая позволяла рисковать и планировать непосредственное нападение на железнодорожный мост с хорошими шансами на успех. Связано это с тем, что известный своей жестокостью батальон баварского 707-ого батальона, который нес службу по охране моста, был заменен на значительно более слабое соединение. 24 февраля 1943 года задачу по охране 40-километрового участка железной дороги Брянск-Выгоничи (включая железнодорожный мост) принял на себя 974 батальон под командованием майора Хинтерюра. Примененный первоначально в генерал-губернаторстве (Польше), с лета 1941 года этот батальон выполнял задачи по обеспечению и охране в зоне действия группы армий «Центр». Батальон имел в своем распоряжении примерно 400 военнослужащих, разделенных на 4 роты. Для защиты моста от атак партизан была выделена третья рота батальона. При этом часть роты должна была занимать доты, расположенные в 150 метрах от западной и восточной оконечности моста. Непосредственно у моста оставались лишь 85 человек, команды ландвера со средним возрастом почти 40 лет[4]:



«Батальон был самым плохим батальоном 62 полка обеспечения. Он имел сильные потери в Ельнинской дуге. Для его пополнения прибыли истощенные австрийские крестьяне (тип: горный крестьянин). Боеготовность батальона была настолько слабой, что существовали планы расформировать 2-ую роту из-за ее низкой боеготовности. За один год в батальоне сменилось 3 командира. Командиры рот подходят для своей должности только условно. Корпус унтер-офицеров устарел, подавлен инее справляется со своими задачами при использовании на восточном фронте. Часть только частично пригодна для несения службы по обеспечению и охране на востоке. Средний возраст батальона – 38,5 лет»[5].



Таким образом, командир роты капитан Пампус отказался от выдвижения дозоров вдоль железнодорожного полотна, чтобы не растрачивать силы вверенной ему роты и сосредоточиться на охране моста. Тем не менее, пулеметчики несли помимо основного наряда в дзоте (пулеметном гнезде) еще и патрульную службу[6]. Рота помимо всего прочего была слабо вооружена. База на западной стороне моста была вооружена 47 винтовками, 3 немецкими пулеметами 08/15, 4 чешскими пулеметами 26/Т и 3 тяжелыми советскими пулеметами. У немцев на восточном берегу было 34 винтовки, 2 немецких пулемета 08/15, тяжелый немецкий пулемет 34, чешский пулемет 26/Т и тяжелый советский пулемет. Кроме того, тяжелый немецкий метатель мин и советская противотанковая пушка здесь были расположены. Пистолетов-пулеметов (автоматов) на вооружении части, охранявшей мост, не было.

С целью усиления охраны моста постоянно производился перенос мин, которые формировали минное поле, защищавшее подходы к объекту. Кроме того, в первой половине дня 7-го марта 1943 года у моста были разгружены 6 орудий противовоздушной обороны. При использовании против наземных целей они могли достигать опустошительного эффекта. Но в часть они должны были поступить только днем 8 марта, поэтому их огневая мощь не применялась ночью против нападения партизан.

Согласно приказов партизанского руководства для операции по взрыву «Голубого моста» было мобилизовано около 1200 человек из различных партизанских соединений[7]. Немецкие части охраны оценили впоследствии количество нападавших в 700 человек. Немецкая оккупационная власть была хорошо информирована о партизанских бригадах в лесах южнее Брянска из сообщений перебежчиков, а также из донесений разведки.

Однако, из-за недостатка войск активная борьба с ними была затруднена. Сил немецких, венгерских и местных батальонов обеспечения в основном хватало лишь для охраны военно-стратегических объектов[8].

Партизаны, в свою очередь, усиленно готовились к предстоящему нападению. В процессе подготовки им удалось взять «языка». 4 марта 1943 года, в 6 километрах к востоку от Выгонич партизанами бы захвачен немецкий солдат, который сообщил ценные подробности и детали охраны моста[9].

Команды взрывников тренировались на деревянных моделях моста, бойцам выдали современные пистолеты-пулеметы и другое вооружение[10]. Однако, самым существенным и решающим элементом нападения стала его внезапность. Кроме того, неожиданностью для охраны моста стало то, что нападение состоялось не только с восточной, обращенной к лесу, но и с западной стороны объекта, подходить к которой нужно было по чистому полю.

Утром 7 марта 1943 года партизаны, которые имели приказ на участие в операции по взрыву «Голубого моста» вышли из своих лагерей и направились на север. Для того, чтобы попасть в район сосредоточения основной ударной группе партизан нужно было пересечь железнодорожную линию юго-восточнее моста, недалеко от села Полужье.

Кроме того, посты охраны № 13, 16 и 17 с 21 часа несколько раз были обстреляны партизанами, но не докладывали об этом начальству[11]. Таким образом, партизанские группы сосредоточились на плацдарме, занимающем болотистую местность на берегу реки Десна, к северу от железнодорожного моста. Здесь, согласно плана нападения, партизаны разделились: одна часть на 15 санях пересекала замерзшую Десну и должна была атаковать мост с запада, другая же имела задачу совершить нападение с северо-восточного направления[12].

Нападение на мост началось в 23 часа 15 минут берлинского времени с обеих сторон железнодорожного моста. Из леса на юго-западной оконечности моста велся поддерживающий наступление огонь из пулеметов и минометов. В свете сигнальной ракеты немецкие солдаты, охранявшие мост могли видеть неожиданную для них атаку и беспрерывный, подавляющий обстрел командного пункта роты на западном берегу Десны. Одновременно, с криками «Ура!» примерно 250 вооруженных пистолетами-пулеметами партизан атаковали мост с запада. Партизаны приблизились вплотную к охране и сбивали с ног находящихся на железнодорожной насыпи немецких солдат. При этом тяжелое, смертельное ранение получил командир роты капитан Пампус. Оставшийся в строю личный состав имел тяжелые потери и оставшись без командира оказал слабое сопротивление. Кроме того, очень неблагоприятно сказалось наличие различных моделей оружия. Отказали и вышли из строя несколько немецких пулеметов.

Уже в течении боя партизаны начали перемещать на мост мешки со взрывчаткой и устанавливать их в мостовые ящики. По данным партизан, для взрыва использовались 450 килограммов тола и 500 килограмм аммонита. После закладки взрывчатки и отхода взрывники западной группы под командованием Лапшина 8 марта 1943 года в 00 часов 25 минут берлинского времени с помощью проводов и пущенного по ним электрического зажигания взорвали «Голубой мост» через Десну, около Выгоничей[13].

С запада у моста, на базе № 7 погибло 15 немецких солдат, в том числе командир роты и 3 унтер-офицера. 6 солдат было ранено. Тела 3 убитых немецких солдат были обнаружены раздетыми, их обмундирование было похищено. 3 попали в плен[14]. Позже немецкие силы обеспечения обнаружили тело одного погибшего партизана. Кроме того, на следующий день к полудню, на мосту была обнаружена солдатами 3-ей роты 974 батальона партизанка отряда «26 бакинских комиссаров» Татьяна Савченкова, уроженка Киселевки, ушедшая к партизанам осенью 1942 года. После того, как она была допрошена, она умерла вечером 8 марта 1943 года[15].

Также, как отвлекающий маневр был произведен обстрел ручным огнестрельным оружием и минометами группой из 40 партизан, под командованием Покровского командного пункта 974 батальона, дислоцированного в деревне Кресты, в 3 километрах к юго-западу от моста.

Кроме того, во время ночной атаки партизаны заминировали одновременно в 23:14 ч. в нескольких местах железнодорожный путь подъезда к Выгоничам в 5 километрах к югу от вокзала без причинения больших убытков полотну[16].

Второй главный удар на мост, в котором участвовали около 250 партизан был с северо-востока. Этот удар был отбит 35 защитниками базы № 6. Большую помощь оказало тревожное устройство «брызжущий свет», которое позволило вовремя подготовиться к обороне. Восточное направление активно защищалось с помощью 5 пулеметов, а также примененной более 70 раз противотанковой пушки. Все это вместе взятое привело к тому, что на восточном направлении партизаны отступили. Потери немцев на восточной оконечности моста составили 7 человек ранеными, в то время как партизан оставили на поле боя тела комиссара отряда им.Щорса Жиляева, 4 партизан и 1 партизанки[17].

Общие потери партизан были оценены партизанским руководством в 12 погибших и 46 раненых, в то время, как потери немцев оценивались в 300 погибших[18]. На самом деле немцами были зафиксированы потери в 15 погибших, 15 раненых и 3 пропавших без вести. Кроме того, 2 солдата были ранены во время обстрела в Крестах. Представляются вероятными большие, чем заявлено потери партизан, особенно при неудавшемся нападении на восточной оконечности моста.

Но в любом случае цель рискованного нападения партизан Брянщины была достигнута. Голубой мост через Десну был непригоден для использования. Оба моста были взорваны в первой трети западного мостового поля. Взрывы разрушили подпояса, носители проезжей части и обе поперечные балки-рамы таким образом, что част моста длиной 87 м на длине в 30 м обрушился. Немецкие железнодорожники, вызванные для ремонтных работ, оценили продолжительность ремонта северного из двух мостов работой в 18 дней круглосуточной работы[19]. До сих пор прибывшие грузы должны были выгружаться в Выгоничах и везтись на грузовых автомобилях в Брянск[20]. Последующие поезда направлялись в объезд, через Рославль[21]. Однако, первые перемещения состоялись уже через несколько дней. Благодаря специальной конструкции стало возможно двигать отдельные вагоны толкая их мышечной силой через мост без помощи локомотива[22]. И все-таки снабжение пищевых продуктов было полностью парализовано в течении недели[23]. Также по 2-ой танковой армии был издан приказ, предписывавший экономить боеприпасы[24]. И хотя уже 21 марта 1943 года немецкие железнодорожники обеспечили движение по северную мосту[25]. Таким образом, только в апреле 1943 было налажено снабжение 2-ой танковой армии в Орловской дуге.

Взрыв Голубого моста, конечно, заставил немецкие силы обеспечения разобраться с этим случаем. Службой безопасности была предпринята проверка жителей Полужья, так как предполагали, что часть жителей села сотрудничает с партизанами[26].

Генерал-фельдмаршал фон Клюге приказывал коменданту тылового района 2-ой танковой армии произвести военно-судебное исследование инцидента[27]. Были сделаны выводы о том, что командир роты за 12 дней, прошедших после прибытия части к мосту неудовлетворительно изучил местность и пренебрег разведкой. В частности, изучался вопрос: почему рота обеспечения не блокировала доступ к мосту проволочными заграждениями. Выяснилось, что этот проволока поступала в недостаточных количествах, так как в основном направлялась в армию для устройства линий обороны на фронте. Кроме того, серьезным недочетом было признано решение отложить принятие на вооружение уже доставленных в роту зенитных орудий, калибром 2 см. Считалось, что поддержка обороны огнем этого орудия могла бы расстроить нападение партизан. Как реакция на взрыв самого важного сооружения в тыловом районе 2-ой танковой армии произошли выделения дополнительных частей для охраны всех мостовых сооружений в этой зоне. Охрана существенно усиливалась численно, а также дополнительно выделялись материалы для устройства заграждений железнодорожной насыпи и внешнего защитного кольца[28]. А «мостовая война» в марте 1943 принесла следующие успехи партизанам: железнодорожный мост в 4 км к северо-востоку от Клетни был разрушен[29], а также удалось уничтожить автомобильный мост около Белых Берегов. Но неудачами закончились операции, имевшие целью взрыв железнодорожных мостов через Ветьму[30] и Ревну[31].

[1] Регистрация воскресенья 8.3.1942 в журнале боевых действий полевой комендатуры 184 (Федеральный архив - военный архив Фрайбург в Брейсгауе (БА-МА), РХ 23-23, с. 22). На следующий день устанавливалось, что еще большая группа партизан ждала к северу от моста. Они хотели разрушать квартиры немецких войск обеспечения. Но эти партизаны не становились активными и также удалялись. (Регистрация понедельника 9.3.1942 в журнале боевых действий полевой комендатуры 184 (БА-МА, РХ 23-23, с. 23)).

[2] Утреннее сообщение отделения Ia 2-ой танковой армии от 8.10.1941 (БА-МА, РХ 21-2/223, с. 3).

[3] Сообщение группы обороны Pz 107 от 12.2.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 229).

[4] Сообщение коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/542, с. 2).

[5] Утреннее сообщение отделения Ia коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 28.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/532, с. 9).

[6] Заключение командира тыловой области 2-ой танковой армии от 29.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/542, с. 7).

[7] Т. А. Логунова, Партинйное подполье и партизанское движение в западных и центральных областьях РСФСР июль 1941-1943 гг., Москва 1973, с. 210.

[8] Сообщение коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/542, с. 2-3).

[9] Представление копии допроса Татьяны Савченковой отделения Ic коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 11.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 28).

[10] Тихоненков Константин Сергеевич, Записки партизанского комиссара, Тула 1971, с. 179 и 188.

[11] Сообщение коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/542, с. 2).

[12] Копия допроса Татьяны Савченковой отделения Ic коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 8.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 29).

[13] Т. А. Логунова, Партинйное подполье и партизанское движение в западных и центральных областьях РСФСР июль 1941-1943 гг., Москва 1973, с. 210.

[14] Сообщение коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/542, с. 3).

[15] Копия допроса Татьяны Савченковой отделения Ic коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 8.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 29).

[16] Дневное сообщение отделения Ic коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 8.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 52).

[17] Сообщение коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/542, с. 2-3).

[18] Т. А. Логунова, Партинйное подполье и партизанское движение в западных и центральных областьях РСФСР июль 1941-1943 гг., Москва 1973, с. 210.

[19] Боевой приказ к восстановлению разрушенного моста Десны от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 40-43).

[20] Приказ верховного мастера квартиры командиру войск снабжения танковой армии 2 от 8.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/833а, с. 174).

[21] Телеграм командования танковой армии 2 в подчиненные корпусы от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/833а, с. 165).

[22] Боевой приказ к восстановлению разрушенного моста Десны от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 40-43).

[23] Том приложения отделения верховного Oberquartiermeister 2-ой танковой армии на время с 1.4 по 15.8.1943 (БА-МА, РХ 21-2/796а, с. 114).

[24] Телеграм командования танковой армии 2 в подчиненные корпусы от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/833а, с. 165).

[25] Дневное сообщение уполномоченного транспортного офицера 2-ой танковой армии от 21.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/794, с. 30).

[26] Представление копии допроса Татьяны Савченковой отделения Ic коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 11.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 28).

[27] Сообщение коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 9.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/542, с. 2-3).

[28] Заключение командира тыловой области 2-ой танковой армии от 29.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/542, с. 7).

[29] Дневное сообщение отделения Ic коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 16.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 11).

[30] Дневное сообщение отделения Ic коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 2.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 85).

[31] Дневное сообщение отделения Ic коменданта тыловой области 2-ой танковой армии от 14.3.1943 (БА-МА, РХ 21-2/725б, с. 18).

Tags: Партизаны
Subscribe

  • Ошибка майора Хозевича

    На территории Орловского военного округа (Воронеж, Курск, Орел) базировались соединения и части авиационной АОН-2 (Армии особого назначения). 14 июля…

  • ...и беспощадный?

    Что-то только история в темах осталась... Политика убежала куда-то вместе с выборами. Ну а что про политику писать? Если половина населения у нас…

  • Зачем были нужны комиссары?

    И опять обидно... Новый документ о генерал-лейтенанте М.Г.Ефремове, первом командующем Орловским военным округом обнаружен через пару лет после…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Ошибка майора Хозевича

    На территории Орловского военного округа (Воронеж, Курск, Орел) базировались соединения и части авиационной АОН-2 (Армии особого назначения). 14 июля…

  • ...и беспощадный?

    Что-то только история в темах осталась... Политика убежала куда-то вместе с выборами. Ну а что про политику писать? Если половина населения у нас…

  • Зачем были нужны комиссары?

    И опять обидно... Новый документ о генерал-лейтенанте М.Г.Ефремове, первом командующем Орловским военным округом обнаружен через пару лет после…