Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Рубиновые квадратики

Опять запоздалое немножко приобретение.
Но кто же знал в момент подготовки двухтомника "Орловский военный округ", что в городе Хабаровске (!) в 2011 году вышло в свет прекрасное издание:

В.И.Лушнов, А.И.Тюльдюков, Рубиновые квадратики. История Львовского высшего военно-политического ордена Кразной звезды училища (в прошлом Брянского ВПУ) 1939-1991 годы, Хабаровск, 2011

Великолепно, на архивном и мемуарном материале представлен довоенный период истории училища. Если когда-нибудь "Орловский военный округ" переиздавался главы о БВПУ я бы существенно дополнил...



Много информации о выпускниках училища...
К сожалению, нету странички о нашем Петровиче... Об Анатолии Петровиче Лукашове.
Но я связался с одним из авторов и передал ему информацию о Петровиче - может в какой-то из последующих книг появится и страничка о нем. Он этого точно заслуживает.

Куда придет Китай?

Довольно часто читаю книжки из старой библиотеки, еще родительской...
Вот и сейчас решил взять с полки вот это: Ж.Видаль, Куда ведет Китай группа Мао Цзэ-Дуна, М., 1967 год.
Интересны рассуждения французского коммуниста именно в моменте - 1967 год.
Прежде всего остановилось внимание на двух моментах:

1. Китай и "революция 1968 года". Казалось бы - ничего общего. Хотя "Новая Газета" формулирует вот так: «Культурную революцию» в Китае относят сюда тоже: при всей вопиющей разнице между отвязавшимися западными студентами и хунвейбинами, спущенными с цепи самой властью и сражавшимися за что угодно, но только не «за нашу и вашу свободу», тем более не за свою".
Но вот в книге Видаля читаем манифест хунвэйбинов из университета "Цинхуа": "Мы намерены перевернуть старый мир вверх тормашками, разнести его в щепы, создать хаос, сплошную неразбериху. И чем больше эта неразбериха, тем лучше...Мы хотим довести наш мятеж до конца, вызвать грандиозное восстание пролетариата и сотворить новый, пролетарский мир". Разве из гущи парижских студентов не мог прозвучать такой же манифест годом позже?
И в этой связи интересна деятельность китайского посольства в Париже - Видаль описывает ее так: "Среди французских студентов есть небольшие группки, фанфаронски превозносящие "пролетарскую культурную революцию"...они "подпадают под влияние пекинской демагогии: дескать, студенты станут лидерами революции, а рабочий класс будет продолжать трудиться на заводах..."

2. Китай и доктрина большой войны. Эта тема вообще сейчас модная. Ленивый только не оттоптался на теме возможной "горячей" войны между США и Китаем. В этой связи интересен подход "великого кормчего" к применению ядерного оружия. Пара цитат:

"Из всего населения мира...может исчезнуть треть, возможно даже половина...все-таки останется другая его половина. Но тогда империализм будет ликвидирован и весь мир станет социалистическим. После некоторого количества лет на земном шаре вновь будет население той же численности"... (Мао Цзэ-Дун)

"Китай желает, чтобы афро-азиатские страны самостоятельно производили атомные бомбы, ибо предпочтительно, чтобы этими бомбами владело побольше стран". (Чэнь И)

Время кантореков

Оказывается многие вспомнили Ремарка, наблюдая за истерикой по поводу выступления сибирского школьника...
Что ж, пара цитат из классика не помешает - все то, что происходит сейчас он тоже описал:

"Канторек, строгий маленький человечек в сером сюртуке, с острым, как мышиная мордочка, личиком, был у нас классным наставником. Он был примерно такого же роста, что и унтер-офицер Химмельштос, «гроза Клостерберга». Кстати, как это ни странно, но всяческие беды и несчастья на этом свете очень часто исходят от людей маленького роста; у них гораздо более энергичный и неуживчивый характер, чем у людей высоких. Я всегда старался не попадать в часть, где ротами командуют офицеры невысокого роста: они всегда ужасно придираются.

На уроках гимнастики Канторек выступал перед нами с речами и в конце концов добился того, что наш класс, строем, под его командой, отправился в окружное военное управление, где мы записались добровольцами.

Помню как сейчас, как он смотрел на нас, поблескивая стеклышками своих очков, и спрашивал задушевным голосом: — «Вы, конечно, тоже пойдете вместе со всеми, не так ли, друзья мои?»

У этих воспитателей всегда найдутся высокие чувства, — ведь они носят их наготове в своем жилетном кармане и выдают по мере надобности поурочно. Но тогда мы об этом еще не задумывались.

Правда, один из нас все же колебался и не очень-то хотел идти вместе со всеми. Это был Иозеф Бем, толстый, добродушный парень. Но и он все-таки поддался уговорам, — иначе он закрыл бы для себя все пути. Быть может, еще кое-кто думал, как он, но остаться в стороне тоже никому не улыбалось, — ведь в то время все, даже родители, так легко бросались словом «трус». Никто просто не представлял себе, какой оборот примет дело. В сущности, самыми умными оказались люди бедные и простые, — они с первого же дня приняли войну как несчастье, тогда как все, кто жил получше, совсем потеряли голову от радости, хотя они-то как раз и могли бы куда скорее разобраться, к чему все это приведет.

Катчинский утверждает, что это все от образованности, от нее, мол, люди глупеют. А уж Кат слов на ветер не бросает.

И случилось так, что как раз Бем погиб одним из первых. Во время атаки он был ранен в лицо, и мы сочли его убитым. Взять его с собой мы не могли, так как нам пришлось поспешно отступить. Во второй половине дня мы вдруг услыхали его крик; он ползал перед окопами и звал на помощь. Во время боя он только потерял сознание. Слепой и обезумевший от боли, он уже не искал укрытия, и его подстрелили, прежде чем мы успели его подобрать.

Канторека в этом, конечно, не обвинишь, — вменять ему в вину то, что он сделал, значило бы заходить очень далеко. Ведь Кантореков были тысячи, и все они были убеждены, что таким образом они творят благое дело, не очень утруждая при этом себя.

Но это именно и делает их в наших глазах банкротами.

Они должны были бы помочь нам, восемнадцатилетним, войти в пору зрелости, в мир труда, долга, культуры и прогресса, стать посредниками между нами и нашим будущим. Иногда мы подтрунивали над ними, могли порой подстроить им какую-нибудь шутку, но в глубине души мы им верили. Признавая их авторитет, мы мысленно связывали с этим понятием знание жизни и дальновидность. Но как только мы увидели первого убитого, это убеждение развеялось в прах. Мы поняли, что их поколение не так честно, как наше; их превосходство заключалось лишь в том, что они умели красиво говорить и обладали известной ловкостью. Первый же артиллерийский обстрел раскрыл перед нами наше заблуждение, и под этим огнем рухнуло то мировоззрение, которое они нам прививали.

Они все еще писали статьи и произносили речи, а мы уже видели лазареты и умирающих; они все еще твердили, что нет ничего выше, чем служение государству, а мы уже знали, что страх смерти сильнее. От этого никто из нас не стал ни бунтовщиком, ни дезертиром, ни трусом (они ведь так легко бросались этими словами): мы любили родину не меньше, чем они, и ни разу не дрогнули, идя в атаку; но теперь мы кое-что поняли, мы словно вдруг прозрели. И мы увидели, что от их мира ничего не осталось. Мы неожиданно очутились в ужасающем одиночестве, и выход из этого одиночества нам предстояло найти самим".

Владимир Константинович Коржавин. R.I.P.

Просматривая новости родного университета натолкнулся на печальное известие - 21 мая 2017 года на 83 году жизни скончался Владимир Константинович Коржавин, кандидат исторических наук, бывший профессор кафедры специальных исторических дисциплин и региональной истории исторического факультета Калининградского университета.
Владимир Константинович читал у нас курс историографии и еще мне ярко запомнилась его установочная лекция на консультации перед первым вступительным экзаменом в университет - экзаменом по истории России. Перед взволнованными абитуриентами предстал солидный и уверенный в себе ученый, который постарался успокоить молодежь и настроить на то, чтобы они смогли на экзаменах показать все на что способны.
Покойтесь с миром, Владимир Константинович, пусть земля Вам будет пухом...((

Los Premios?

Привлечем классика к теме созвучной этим майским дням в России...

– Мне тоже припоминаются архипатриотические речи в школе. Я очень скоро научился презирать их всей душой. Штандарты, хоругви, немеркнущая родина, неувядающие лавры, гвардия умирает, но не сдается… А может, этот лексикон – своеобразная узда, шоры? Ведь человек, достигший определенного умственного развития, видит, насколько не вяжутся эти выспренние слова с теми, кто их произносит, и это убивает в нем все иллюзии.

– Да, по каждому человеку, когда он молод, необходима вера. Я вспоминаю некоторых своих преподавателей, достойных уважения. Когда они произносили эти слова на уроках или в своих речах, я мысленно давала клятву посвятить себя высокой цели, пойти на пытки, беззаветно служить родине. Родина – это прекрасное понятие. Его не существует, но оно прекрасно.

– Нет, существует, но оно далеко не прекрасно.

– Оно не существует, но мы создаем его. Не оставайтесь на отсталых позициях чистой феноменологии.

Кого поддержите в этом обмене мнениями?))

Обычная брянская школа

Вот тут можно посмотреть видео из обычной брянской школы

Брянские школьники опубликовали запись воспитательной беседы с директором о Навальном.

Ученики-то поумнее учителей будут.))

Это хорошо.
Это обнадеживает.

Победа тоталитарного сознания

Вот интервью.
Как ни странно представитель "иностранного агента" говорит вещи сугубо полезные для граждан России.
Многие из которых никак не поймут, что их "власти" хуже любого "иностранного агента" в десятки и сотни раз.

Вещь о которой как-то редко мы говорим, но которую ярко подсвечивает Лев Гудков:

"...пропаганда подняла тот массивный пласт тоталитарного сознания, советского сознания, который воспроизводится с тех времен. Нынешние условия усиления авторитарного режима, я бы даже сказал, переход его в состояние то ли имитации, то ли рецидива позднего советского тоталитаризма, он поднимает именно те структуры сознания, которые сложились в советское время. Поэтому манипулирование – это катализатор того, чтобы уже есть в общественном мнении, в сознании огромной массы людей".

И очень важное и недооцененное до сих пор - о современной российской школе, которая все та же - советская:

"Абсолютно воспроизводство всех советских представлений. Потому что школа нынешняя ничуть не изменилась, она воспроизводит всю советскую структуру исторических представлений и всю идеологию большого государства. В этом смысле не только политическая полиция и кадровый ресурс, зависимый суд обеспечивают это ощущение беспомощности, бесправия населения, но и школа, которая систематическим образом задает старые представления, старые штампы молодому поколению".

Брянский краевед

Вот по этой ссылке можно ознакомиться со сборником "Брянский краевед".
А в нем две статьи.
Одна из них уже публиковалась в этом блоге, но в сборнике она опубликована с дополнениями, причем с существенными.

Вторая же статья "О формировании Орджоникидзеградского пехотного училища в 1940 году" нигде не публиковалась.
Сейчас под катом размещу ее в текстовом формате. Кому интересно читайте.

Collapse )

В учебник...

Памятник в Орле стоило открывать ради одной этой фотографии...

14724364_10154668695752094_7970694742092361335_n

Надеюсь, нашим внукам проще будет понять наше время натолкнувшись в учебнике истории на это фото...

Оптимизация?

В связи с волной оптимизаций сельских школ и возникающей тут и там дискуссией относительно того, нормально ли для сельского школьника пройти пешочком 2-5 километров до школы или до автобуса, вспомнился мне такой документ, попавшийся на глаза при изучении фондов Орловского облисполкома.
Документ озаглавлен так:

Сообщение Зам.Председателя Исполкома Погарского райсовета депутатов трудящихся тов.Никончук о постигшей 30 декабря 1940 года смерти четырех учеников Борщевской средней школы, Погарского района, которые смерзли когда возвращались со школы домой

ГАОО, Ф.Р-1591, Оп.8, Д.7, Л.1