Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Ханна Арендт и Кенигсберг

К своему стыду только недавно прочел, что Ханна Арендт провела все детство в Кенигсберге.
Подробно об этом в статье Герфрида Хорста
Но и в этом деле не без ложки дегтя...
Оказывается некоторые считают, что «Через Арендт калининградцев убеждают, что живут они, по сути, в Кёнигсберге»...
...ну, по нынешним временам, это достаточно травоядный уровень слабоумия...))
так что по второй ссылке можете и не ходить - а вот ежели будет время посмотреть фильм Маргарет фон Тротта о Ханне Арендт рекомендую:

Улов с брегов Москва-реки...

20170401_115654

Мне нравятся маршруты моих пробежек за последний месяц...
Вначале СПб - по улицам и площадям вокруг Невского приятно бегать по утрам.))
Или вот набережные Москвы - от Бородинского моста вправо - мимо Новодевичьего и дальше по Лужникам.))

Это для тела... А для души вот на фото:

Арендт Х., Люди в темные времена, М., 2003 (так нравится эта салатовая серия "Культура Политика Философия" - сил нет)
Майер Х., Карл Шмитт, Лео Штраус и Понятие политического. О диалоге отсутствующих, М., 2012
Лобанова М., Николай Андреевич Рославец и культура его времени, М., 2011
Гердер И.Г., Идеи к философии истории человечества, М.-СПб., 2013 (серия "Книга света")

Космизм и первый Гагарин

Читая второй том "Истории русской философии" Зеньковского обнаружил интересную трактовку творчества такого самобытнейшего философа, как Николай Федорович Федоров. Давно, лет 15 назад я пытался читать Федорова и он тогда показался мне немножко...несистемным, неадекватным что ли...
"Философия общего дела"...идея научного воскрешения предков в будущем...Смело, знаете ли...
Но вот Федоров, препарированный и презентованный Зеньковским очень интересен. Может тогда не готов я еще был его читать и воспринимать...Не знаю.
Зеньковский убежден в том, что творчество Федорова есть самая настоящая христианская философия. Выражающая ту простую мысль, что ПОСЛЕ Христа и совершенного им спасения мира, сила спасения УЖЕ пребывает в мире. И теперь уже целиком зависит от людей. И кто знает, может сегодняшние эксперименты человечества с ЭКО, клонированием и так далее могут быть ступенями, которыми человечество двигается к тому самому, спасительному конкретному воплощению воскрешения? Федоров формулировал это таким образом, что через развитие науки надо достигнуть "управления всеми молекулами и атомами мира, чтобы рассеянное собрать, разложенное соединить, т.е. сложить в тело отцов". При этом некоторые воскреснут для "вечного наказания"...
Еще один симпатичный момент в философии Федорова."К истории", - пишет он, - "нужно относиться не объективно, т.е. безучастно, и не субъективно, т.е. с внутренним лишь сочувствием, а проективно, т.е. превращая знание в проект лучшего мира". В принципе власти к истории всегда относились проективно, но вот только ставя телегу впереди лошади - формулируя выгодный (или кажущийся выгодным) проект и подгоняя к этому проекту исторические факты таким образом, чтобы казалось, что сама история подсказывает, что нужно реализовывать именно этот проект. Такой подход губителен.
А еще интересно то, что Федоров оказывается был незаконнорожденным сыном князя Гагарина. При этом именно его работами были вдохновлены те же Циолковский и Вернадский. Поэтому Гагарин - космическая фамилия вдвойне. :)) А еще первый памятник Федорову установлен в Калужской области, в Боровске. Опять же недалеко от нас. Есть все-таки что-то космическое в наших калужско-смоленско-брянских краях...:)
Кому интересно - очень занимательно о Федорове вот здесь:
http://www.nmsk-com.ru/russia/

Эпитафия из Эпикура ?

Позавчера довелось быть на кладбище одном. Последний раз я был там в 2003 году на похоронах одного знакомого. Отличный человек был, очень хороший : разбился в автокатастрофе. И вот подошел я к его могиле, памятник хороший поставили на ней...
А на памятнике эпитафия, которая меня поразила :

"Благородный человек всего более занят мудростью и дружбой: одна из них есть благо смертное, другая - бессмертное".

Но еще более поразился приехав на работу и отгуглив эту эпитафию. Это оказался древнегреческий философ Эпикур.

Мое представление о творчестве этого философа в целом совпадало с определением слова "эпикуреец" из словаря иностранных слов :

"Последователь философа Эпикура; в общежитии так называют человека, не имеющего иной цели в жизни, как только удовлетворение своих страстей и желаний ради одних только наслаждений; человек, как бы смакующий удовольствие".

Конечно, определение эпикуреизма из вики оказалось не таким плоским, а более глубоким, вот оно :

"Главный интерес для эпикурейцев представляет чувственный мир, поэтому их основной этический принцип — удовольствие. Но Эпикур представлял удовольствие не вульгарно и упрощенно, а как благородное спокойствие, уравновешенное удовольствие. Он считал, что желания человека безграничны, а средства их удовлетворения ограниченны. Поэтому необходимо себя ограничить лишь потребностями, неудовлетворение которых ведет к страданию. От остальных желаний следует отказаться, в этом необходимы мудрость и благоразумие. Человек может предаваться удовольствиям сообразно своим желаниям. Эпикуреец не боится смерти: "Пока мы существуем, нет смерти; когда есть смерть, нас более нет". Жизнь - вот главное наслаждение".

Но и с этим определением эпитафия все же находится в явном противоречии, на мой взгляд. Какое уж тут бессмертное, если "жизнь - вот главное наслаждение" и "когда есть смерть, нас более нет" ?

Придется в общем почитать Эпикура. С этими древнегреческими философами вообще беда одна : концепции их воспроизводят в основном со слов других философов, фрагментов аутентичных сочинений чрезвычайно мало. Вот по Эпикуру нашел одну только книжку : "Материалисты Древней Греции. Собрание текстов Гераклита, Демокрита и Эпикура". Общ. ред. и вступ. ст. М.А.Дынника. М. Госполитиздат. 1955г. 238 с

И заявлены там только письма и фрагменты Эпикура...
Вот такой движнячок от одной эпитафии со мной произошел.

Хороший архитектурный критик недопонял хорошего философа....Бывает...

Григорий Ревзин вот здесь
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1095997
занимается привычным делом. Он критикует. Обычно объектом его критики являются предметы материальной культуры : здания и сооружения. Ревзин прекрасный архитектурный критик, тут нужно отдать ему должное. Его оценки всегда взвешенны, обоснованны, не бесспорны, конечно, но всегда профессиональны. Но в статье "Гадание по Ивану Ильину" Григорий Ревзин решил покритиковать не здание, но философию. Философию Ивана Ильина. Хотя по сути, критика Григория Ревзина сводится как раз к тому, что критиковать то собственно нечего - не был Иван Ильин философом. Он был журналистом, публицистом, неумелым футурологом, но только не философом. Прочитав всю заметку господина Ревзина остается стойкое впечатление, что главной его претензией к Ильину является то, что его творчество нравится некоторым не симпатичным автору статьи людям : Владимиру Путину, Никите Михалкову, бывшему генпрокурору Устинову и т.д.  Исходя из этого впечатления нужно ожидать в следующем номере "Коммерсанта" статью господина Ревзина о, например, музыке Вагнера, который нравился некоторым тоже весьма плохо котирующимся ныне персонажам. 
А вот если бы господин Ревзин поглубже познакомился с творчеством Ивана Ильина, то, конечно же, не сыпал бы хлесткими, но малообоснованными определениями Зинаиды Гиппиус и Николая Бердяева, типа "военно-полевое богословие" и "чекист во имя Божие". Здесь проблема опорных сигналов срабатывает у автора. Ага, чекист, ага нравится Путину и Михалкову - значит не философ, а мелкий публицистишка, скучающий по сильной руке. 
Но ведь это совершенно не соответствует действительности. Работы Ильина "О сопротивлении злу силою" и  "Основное нравственное противоречие войны" посвящены кардинальной проблеме этики и философии права : вопросу активной борьбы со злом. Можно ли бороться со злом, можно ли причинять другому боль, а возможно и смерть в борьбе со злом? А если можно, то как совместить это с христианским понятием любви?  Теоретические диспуты на эту тему велись давно. Существовало толстовство, отстаивавшее именно "непротивление злу". По логике господина Ревзина чекистом и военно-полевым богословом нужно также объявить и Владимира Соловьева, который блестяще оппонировал "абстрактному морализму" Толстого. Но Ильин развивая эти подходы, блестяще и логично приходит к ужасной, но реальной альтернативе : или греховное попустительство злу непротивлением, или, тоже греховное, активное противление злу насилием.
Уже одна эта глубокая работа Ивана Ильина опровергает тезис господина Ревзина о том, что как философ Ильин кончился в 1922 году (после высылки из СССР) и превратился в политического журналиста. Да, потом в творчестве Ивана Ильина важное место заняла политическая публицистика : проекты "Русский Колокол", "Мир перед пропастью" и, конечно, легендарные "Наши задачи". Они, кстати, господином Ревзиным не поняты абсолютно. Сравнения России с организмом, а Запада с механизмом просто придуманы. Россия по Ильину, пишет Ревзин, обречена на изоляцию. Да нет же ! Россия по Ильину обречена на существование в рамках национального государства, реализующего политику в национальных интересах. Отсюда, практические рекомендации Ильина : о невозможности существования России в режиме Федерации, о том какие выборы нужны России, о партиях и демократии, о государстве, как о корпорации или как о учреждении. Да, Ильин был одним из главных сподвижников генерала Врангеля. Но то, что Врангель ( а он и его РОВС были реально в середине-конце 20-х годов самой мощной и организованной русской, национальной силой) после всего того, что ему пришлось пережить и передумать оценил Ильина и сотрудничал с ним говорит, безусловно, в пользу того, что Ильин был крупным публицистом и политиком. Кстати, знакомство с "Нашими задачами" приводит и к еще одному выводу : цитировать то может Путин и Михалков Ильина и цитируют, но их практическая деятельность идет вразрез с рекомендациями Ильина, действуют они диаметрально противоположно рекомендациям Ильина. 
Однако, параллельно с "Нашими задачами" Ильин опубликовал массу чисто философских работ. Они дополнили его блестящее исследование о Гегеле "Философия Гегеля, как учение о конкретности Бога и человека". Про эту работу господин Ревзин тоже пишет снисходительно. А ведь мало того, что некоторые идеи Ильин в этой работе созвучны идеям Хайдеггера, но в 20-30 годы немецкие неогегельянцы пришли буквально слово в слово к тем же выводам, что и Ильин (работы Кронера и Глокнера о иррационализме философии Гегеля).   То же самое можно сказать и о французских неогегельянцах Вале, Кожеве и Ипполите, также высоко ценившими и развивавшими идеи Ильина. А ведь из французских неогегельянцев затем выросли Сартр и Камю. Таким образом, называть маргиналом и малоинтересным философом мыслителя такого уровня представляется необоснованным. А ведь были еще "Аксиомы религиозного опыта". Были работы, где  Ильин блистательно развил и обосновал применение метода феноменологической редукции Гуссерля, создав самобытное учение об очевидности. ("Путь к очевидности"). В конце жизни им были написаны блистательные "Поющее сердце", "Я вглядываюсь в жизнь" и "Путь духовного обновления" чисто философские, глубокие работы в которых нет ни слова о политике. Серьезно работал философ и над проблемами философии права. Помимо "О противлении злу насилием", это и  "О сущности правосознания". Философия искусства также была в сфере его научного интереса : ""Основы художества. О совершенном в искусстве.", "Кризис современной культуры". Эти работы Ивана Ильина, думается господину Ревзину можно прочесть и по основному, так сказать, роду деятельности. Его архитектурная критика от этого хуже точно не станет. Как не стало хуже России от того, что в нее вернулся архив Ильина и книги из его библиотеки, хранившиеся в Мичиганском университете США. Пусть даже и купил их (так же, как и яйца Фаберже) господин Вексельберг...